Top Stories

Нападающий «Ак Барса» Станислав Галиев в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, почему не живёт на базе клуба, какую роль в его карьере сыграл Александр Овечкин и что было главной проблемой в начале сезона.

 

«С ЖЕНОЙ ЛЮБИМ СХОДИТЬ В РЕСТОРАН ТАТАРСКОЙ КУХНИ»

– Станислав, в начале сезона вы не могли забить, но не ходили грустным, не переставали улыбаться, не отказывались от общения с журналистами – в России это редкость. Сказалось то, что вы приехали из Северной Америки?

– Нельзя унывать, нужно всегда оставаться на позитиве, сохранять хорошее настроение. Если будешь унывать – будет только хуже. Продолжал общаться с журналистами, потому что это тоже часть моей работы, уважение к вам и болельщикам, которые хотят получать информацию.

 В НХЛ игра – праздник для болельщиков...

– В Казани для нас тоже каждая игра – праздник. Практически полная арена собирается.

 Что удивило в Казани?

– Пока сложно ответить. В целом, ничего не удивило. Другая площадка, но в остальном игра та же.

– Роб Клинкхаммер говорил, что ему было непривычно то, как здесь приветствуют друг друга.

– В Америке нет рукопожатий. Для них это в диковинку.

 В АХЛ на игры ходит по 10 тысяч зрителей. Каково видеть пустые трибуны в некоторых городах КХЛ?

– В АХЛ тоже бывают пустые стадионы. Люди не всегда могут себе позволить поход на хоккей, а кроме того есть города, где спорт может быть не на первом месте. Для нас это на втором плане. Главное – показывать свою игру и выигрывать.

– Насколько отвыкли от жизни в России?

– Честно говоря, не отвыкал. Многие спрашивали: «Как ты будешь там, после стольких лет в Северной Америке?». Акклиматизация в России занимает всего пару дней. Всё своё, родное.

 Почему в Казани вы снимаете квартиру, а не живёте на базе?

– У нас собака, а на базе с животными нельзя – такие правила. Кто-то говорил, что надо оставить её с родителями в Москве, но мы везде берём её с собой - как ребёнок наш.

 Вы родились и выросли в Москве. Как ощущаете себя в Казани?

– Москва мегаполис, но, приехав в Казань, я очень сильно удивился. Очень красивый город, большой. Был удивлён, когда жена сказала, что ей понравилось. Для нас самое главное, что у вас вкусная еда – мы с женой очень любим сходить в ресторан татарской кухни. И родители уже приезжали, им тоже всё понравилось.

«НИКОГДА НЕ ИЗБЕГАЮ СИЛОВОЙ БОРЬБЫ»

 Эксперт «БИЗНЕС Online» Мика Норонен на старте сезона говорил: «Галиеву нужно расслабиться, на него давит новый клуб, новый контракт». Действительно было так?

– Да, была какая-то неуверенность, пришлось адаптироваться к новой системе игры. У нашего звена не получалось забить, на нас тоже было давление. Поговорили, поняли, что надо получать удовольствие от игры. Говорили на обедах или обсуждали какие-то моменты на ужинах – мы часто общаемся.

 Как вы анализируете свою игру?

– Просматриваю нарезки своих смен, которые нам присылают после каждого матча, потом тренеры подсказывают, что нужно изменить в игре.

 То, что оказались в запасе на пару матчей, помогло осознать ошибки?

– Да, это помогло – я посмотрел сверху игру и понял, что я должен изменить, чтобы стать полезным. Понял, как действует схема. Разбирать ошибки и делать анализ намного проще, когда смотришь со стороны.

 Некоторые специалисты отмечают, что вы не очень любите силовую борьбу...

– Я никогда не избегаю силовой борьбы, меня АХЛ многому научила.

 Появление Клинкхаммера помогло вашей тройке в этом плане?

– Он нам помогает под воротами, закрывает вратаря. Мы очень рады с ним играть, втроём постоянно с ним общаемся. Это очень умный, опытный игрок, где-то подсказывает нам.

 Он не может забить 21 матч...

– Ну, мы уже ждём, когда это случится. В психологическом плане ему будет намного легче.

«В ХЕРШИ ЕСТЬ ЗАПАХ ШОКОЛАДА, НО Я БЫ НЕ СКАЗАЛ, ЧТО ОН ПРИЯТНЫЙ»

Фото: Bruce Bennett / gettyimages.com


– Сезон 2015/16 вы полностью провели в «Вашингтоне», но при этом играли мало и в фарм-клуб вас тоже не отправляли...

– Это был шаг назад, потому что играл мало. Но в то же время это был и шаг вперёд, потому что я тренировался с такими мастерами. Но всегда хочется играть, приобретённый в играх опыт помогает в дальнейшем.

– Тренеры разговаривали индивидуально, объясняли, почему остаетесь в запасе?

– Нет, конечно, там такого не бывает. У нас была очень сильная команда, мы выиграли регулярный чемпионат и было всего две-три травмы за год – тяжело пробиться в состав.

– Сейчас состав «Вашингтона» стал слабее и игроки, которые с вами играли в АХЛ, – в главной команде. Не обидно?

– Я бы не сказал, что состав ослаб. Появилась пара молодых ребят, но когда они наберутся опыта, будут на первых ролях. Хочется пожелать удачи клубу и нашим ребятам Жене Кузнецову, Диме Орлову, Саше Овечкину.

 В НХЛ всегда есть определённый ритуал, когда в команде появляется новичок...

– Я знал, что ребята что-то сделают. Сказали: «Иди на разминку один». Начал отказываться, говорят: «У тебя нет шанса». Ну, пришлось выходить, кататься одному перед трибунами (улыбается). 

 В некоторых клубах бывают и совсем жёсткие шутки...

– У нас всё было нормально, весело, постоянно смеялись, некоторые американцы даже научились на русском разговаривать. Там каждый день приходишь на тренировку, как на праздник, особенно когда команда выиграла.

 В НХЛ больше бросков, более силовой стиль игры, вы же стараетесь играть комбинационно. Насколько тяжело было?

– Там площадка меньше, меньше времени для принятия решений. Плюс тренеры в НХЛ очень много времени уделяют тактике при игре в обороне. Простора нет и бывает, что нужно просто не потерять шайбу, забросить её в зону, пытаться сохранить.

 В Херши есть знаменитая шоколадная фабрика. Запах шоколада в городе чувствуется?

– По утрам чувствовался, но я бы не сказал, что это приятный запах (смеётся).

 После этого уже, наверное, не хочется есть шоколад?

– Нет, я любитель шоколада, меня это не останавливало. Шоколад в принципе одинаковый – что в США, что в России.

 В Херши не было скучно? Маленький город, всего 15 тысяч жителей...

– Я бы не сказал, что это серый город. У нас была отличная молодая команда, общались семьями, с командой. Иногда с женой пересматриваем фотографии тех времён и скучаем по нашей компании.

 Насколько тяжело было уезжать в Северную Америку и адаптироваться там?

– Самое трудное – выучить язык. Очень тяжело, когда не понимаешь, что говорят вокруг. Когда подучил язык, стало легче. В Херши со мной играл Дима Орлов, мы жили вместе, нам было комфортно.

 Некоторые критикуют Шипачёва, который поехал за океан совсем не зная языка...

– Многие ребята не знают языка, учат по ходу. Кому-то это не нужно, я не вправе осуждать Шипачёва, потому что то, что случилось с ним, произошло не только из-за незнания языка. Конечно, ему было тяжело, ни одного русского в команде – новая культура, яркий город.

«ЗНАЮ, ЧТО ОВЕЧКИН ОБЩАЕТСЯ С ПУТИНЫМ»


– Вы вернулись в Россию только в этом году. Что останавливало раньше?

– Наверное, то, что «Вашингтон» был заинтересован во мне, дал мне односторонний контракт на два года. Если бы его не было, то приехал бы раньше.

 Если бы вам снова дали двусторонний контракт, поехали бы обратно?

– Нет, после прошлого сезона я понял, что пора что-то менять.

 Когда начались переговоры с российскими клубами?

– По приезду в Россию, конец мая – начало июня. До этого я был не вправе вести переговоры.

 Права на вас принадлежали «Динамо», но были слухи об интересе «Салавата Юлаева»...

– Конкретного разговора с ними не было. Знаю только, что мои права были у «Динамо».

 В какой-то момент вам вообще запретили тренироваться с каким-либо клубом...

– Не знаю, может быть, это была ошибка. Катался со знакомыми ребятами в Москве – с Орловым, Толчинским, Марченко.

– Вы не попали в состав сборной России на Кубок Карьяла. Как восприняли это?

– Нормально. Есть над чем работать, никаких обид нет.

 Готовы к тому, что не поедете на Олимпиаду?

– Да, готов.

 Это было фактором для возвращения домой?

– Нет. Я знал, что из-за одного имени меня никто не возьмёт, мне надо доказывать своей игрой и приносить результат команде.

– Александр Овечкин – самый известный российский хоккеист. Какой он в жизни?

– Хороший, весёлый. Я познакомился с ним ещё в «Динамо». Когда я только приехал в «Вашингтон», он мне очень помогал – я тогда ещё не очень хорошо знал английский.

 Многие считают, что Овечкин – игрок одной точки, забивает из левого круга вбрасывания...

– Он забивает свои голы, делает свою работу – многие так не умеют бросать с этой точки, может быть, поэтому так его называют. Он очень предан своей команде и делает всё для побед.

 Недавно стало известно ,что он организовал движение Putin Team...

– Да, я толком не знаю, что это, но знаю, что они с президентом общаются.

 Готовы примкнуть?

– Нет, я в политику не влезаю, ничего в ней не понимаю.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Станислав ГАЛИЕВ
Амплуа: 
нападающий
Дата рождения: 17 января 1992 года
Место рождения: Москва
Карьера: «Индиана» (главная юниорская лига США) – 2008/09; «Сент-Джон» (главная юниорская лига Квебека) – 2009 - 2012; «Рединг» (Лига Восточного побережья) – 2012 - 2014); «Херши» (АХЛ) – 2012 - 2017; «Вашингтон» (НХЛ) – 2014/15, 2015/16. С 2017 года в «Ак Барсе».
Достижения: обладатель Мемориального кубка (2010), победитель юниорской лиги Квебека (2011, 2012).
В НХЛ сыграл 26 матчей, набрал 4 (1+3) очка при показателе полезности +3.
В КХЛ сыграл 26 матчей, набрал 10 (4+6) очков при показателе полезности +11.

Нападающий "Ак Барса" Никита Язьков в интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Вадиму Кузнецову рассказал о том, как играл и дрался в Канаде, вспомнил о встрече с Коннором Макдэвидом и объяснил, как забивал свои первые голы за казанскую команду в КХЛ.

 

Урок английского

 

- В 17 лет вы уехали в Канаду играть в юниорскую лигу. Сколько слов по-английски знали тогда?

- "Привет" и "пока". Наверное, больше ничего не знал. Но там стал заниматься с репетитором два раза в неделю и немного подтянул язык. Месяца через три уже мог еду в ресторане заказать, сказать, что меня волнует, с тренерами пообщаться. Интервью давал на английском. Не все слова, конечно, знал, но базовый уровень подтянул.

- Всегда удивляло, почему хоккеисты не учат язык заранее, зная, что поедут играть в Северную Америку? Лень?

- Когда ты учишься в школе, то не думаешь, что поедешь в Канаду. Да и времени особенно нет, чтобы учить что-то. В школе-то особенно не учились из-за тренировок, а английский язык в два раза тяжелее.

В Канаде был случай. Я пошел в ресторан с семьей, которая любила острую пищу. Они сделали заказ, а в меню картинок не было, и я не знал, что взять. Говорю официантам, что буду то же самое. Принесли курицу в мексиканском соусе, и я когда ел, то потом истекал. С тех пор понял – надо учить английский.

- До отъезда в юниорскую лигу Онтарио вы провели в Молодежной хоккейной лиге меньше 20 матчей. Почему решили, что вам пора?

- Это было перед драфтом НХЛ. Агент сказал, что есть возможность попробовать себя в Канадской хоккейной лиге (CHL). Я поехал на сборы, провел шесть недель в тренировочном лагере в Ланкастере, вернулся на несколько дней домой и уже там узнал, что меня выбрал на драфте CHL "Виндзор". Со стороны родного клуба запрета и какого-то интереса ко мне не было, и я решил, что поеду.

- Вы говорили, что после драфта планировали оказаться не в "Виндзоре", а в другом клубе. Кто вами интересовался?

- Агент вел переговоры с "Су-Сент-Мари", в котором играл Сергей Толчинский. Я должен был поехать туда, но "Виндзор" меня перехватил.

- Русских, кроме вас, там не было?

- Сначала я был один, а в середине сезона к нам подъехал парень из США с украинскими корнями - Сэм Поворознюк. Он знал русский, и мне уже было с кем пообщаться. А так я по-русски несколько месяцев только по скайпу с родителями говорил.

- Вы были одни в новой стране, другой язык, другой хоккей. Можно назвать это школой жизни?

- С одной стороны, да, но с другой – в Канаде я ни в чем не нуждался, ко мне было отличное отношение. И переводчик был, которому я всегда мог позвонить, так что перестроиться было не очень тяжело. Я не чувствовал, что в чем-то ограничен. Я жил в семье, в том же доме был мой одноклубник, который часто помогал, подсказывал.

 

Коннор Макдэвид – гений

 

- Вы играли в одной команде с Джошем Хо-Сэнгом из "Нью-Йорк Айлендерс", которого многие критикуют за сложный характер. Каким он запомнился вам?

- Мы провели начало сезона в одном звене – с ним и Керби Райхелом, сыном генерального менеджера. Неплохо сыграли несколько матчей. В 8 играх у меня было семь очков, но потом поехали на выезд к "Су-Сент-Мари", получили там 0:5, и после этого наше звено разбили. Меня убрали из этой тройки, а больше шансов особенно не давали – только третье и четвертое звено. Там другие обязанности, сами понимаете.

Хо-Сэнг – своеобразный парень, но к ребятам хорошо относится. Может, немного выше себя ставит, но плохого про него сказать ничего не могу. Он классно играет, хорошие данные, отличные руки.

- Вы забили первый гол в лиге Онтарио в матче с "Эри Оттерс", за который играл 16-летний Коннор Макдэвид. Тогда вокруг него уже была шумиха?

- Его много пиарили перед той игрой у нас в команде. Мне говорили, что нужно быть осторожным, ведь это же Коннор Макдэвид. Но он совсем не запомнился, ничего не показал, и я подумал после матча, что за Коннор такой - ничего особенного. Но потом Макдэвид разыгрался и когда к нам приехал во второй раз, то просто творил чудеса. И я уже понял, что он будет звездой.

- В чем его особенность?

- Полный букет – и скорость, и руки, и мышление. Все ходы продумывает наперед. Гений.

- Уже сейчас так можно говорить?

- Да.

- Кто сейчас круче – он или Сидни Кросби?

- Сейчас уже тяжело сказать.

- Никита Кучеров или Макдэвид?

- Кучеров, конечно.

 

Ошибся, когда решил уехать в Канаду

 

- В середине вашего первого сезона в лиге Онтарио в официальном твиттере "Виндзора" писали, что Никита Язьков будет звездой. А следующей осенью вы уехали из команды. В чем причина?

- От меня ждали большего, не все получалось, и отношения в клубе не заладились. Я не показывал того, чего от меня ждали, поменялись тренеры, они взяли другого игрока из Европы. Конкуренция стала еще выше, и получилось, что в один день меня вызвали и сказали: "Мы отправляем тебя домой в Россию, все клубы укомплектованы, европеец никому не нужен". Ладно, поехал домой.

- Устроиться в другой лиге было нереально?

- За неделю до этого разговора агент начал поиски новой команды, но ничего не нашел. Он предлагал мне подождать еще, но клуб уже купил мне билеты, фактически не оставив выбора, и я сказал ему, что не нужно больше экспериментировать. Я решил, что поеду в Россию. Буду там добиваться.

 

- Правда, что в юниорской лиге многие играют на статистику, особенно если у них год драфта?

- Канадцы в принципе лишний раз не отдадут пас, а лучше бросят по воротам. Они все нацелены только на бросок, могут в большинстве за минуту бросить по 3-4 раза. Поэтому столько забивают. Это в России все хотят в пустые ворота шайбу завести, красивую комбинацию разыграть. В юниорской лиге идешь на ворота, и все.

- Вы не были выбраны на драфте НХЛ, а какие-то разговоры, интервью с клубами проходили?

- Сборов не было, но скауты приходили, интересовались. Все только на уровне слухов, поэтому ничего не вышло в итоге.

 
 

 

- С какими эмоциями вспоминаете о Канаде сейчас?

- Двоякое впечатление. Больше считаю, что ошибся тогда, когда решил уехать. Часто думаю об этом, спрашивают об этом, и приходит осознание, что это была ошибка. Сама Канада понравилась, отношение к хоккею, к людям великолепное. Чего не скажешь об отношениях на площадке – там они лютуют.

- В сети есть видео того, как вы попали под силовой прием хоккеиста Хантера Смита (https://www.youtube.com/watch?v=FJXQLh7K3fs). И внизу комментарии – "Язьков симулировал", "Язьков нырял". Что там было на самом деле?

- Смит сам с Виндзора, и мы летом катались вместе, знали друг друга. В том моменте у меня шайба немного застряла между коньков, я начал ее искать, потом голову поднимаю, а на меня такая машина летит. У меня даже шлем треснул. Шея поболела немного, я даже потерялся на мгновение. Это самый жесткий хит, который против меня применяли в жизни.

- У вас в Канаде была одна драка – против Дамира Шарипзянова, который сейчас играет в "Нефтехимике". Что вы не поделили?

- Как он мне сказал, его попросили со мной подраться. Когда атака пошла в нашу зону, он встал передо мной и говорит: "Давай драться!" У меня выбора не оставалось. Ничего, нормально.

- В вашем первом плей-офф в Канаде вы играли против "Лондона" Никиты Задорова. Судя по набранным очкам, он там просто всех уничтожал.

- Никита подбирал шайбу у своих ворот, всех обыгрывал и забивал. Такой вот защитник.

 

Смотрел на Овечкина

 

- Как родители отнеслись к вашему возвращению в Россию?

- Они были рады, всегда поддерживали меня. Сказали, что ничего страшного не случилось, что не попал в НХЛ. В новокузнецком "Металлурге" меня тоже встретили хорошо. Там сразу сказали, что если не получится, то меня ждут обратно, дорогу домой никто не закрывает.

- Родители у вас не спортсмены? Почему отдали в хоккей?

- Отец у меня зубной техник. Они с мамой жили в Кемерове, а там всегда популярнее был хоккей с мячом. Когда узнали, что у них будет мальчик, то переехали в Новокузнецк, чтобы я мог играть в хоккей с шайбой. Когда исполнилось 4 года, меня сразу отдали в детскую школу "Металлурга".

- Вы сами женились в 20 лет. Довольно рано для нынешнего времени.

- В 21. Я нашел своего человека и не стал тянуть. Супруга хорошая у меня, я всегда спокоен за быт и за дом. Прихожу – меня поддерживает, ухожу – поддерживает. Все хорошо.

 

 

- Сейчас для многих мальчишек из Новокузнецка кумиром является Сергей Бобровский. На кого хотели быть похожим вы?

- Папа всегда говорил, чтобы я брал пример с Александра Овечкина. Он тоже праворукий. Отец показывал мне, как Овечкин играет. Говорил: "Смотри, учись". Я смотрел и учился.

- И забили "Куньлуню" в стиле Овечкина. В двух словах расскажите о том моменте. Вы получили шайбу от Василия Токранова, перед вами несколько соперников…

- Мне пас отдать было некому, поэтому я решил попробовать. Получилось, забил.

- Какой была первая реакция на скамейке запасных? "Красавчик"?

- Артем Лукоянов сказал, что играет в одном звене с Ти Джеем Оши.

- Еще у вас был красивый гол в ворота "Металлурга" из Магнитогорска.

- Убежал от всех, смотрю, защитник на полметра отстает. Прикрыл шайбу корпусом, немного потерял равновесие, но смог бросить. Под руку вратарю удачно попал.

- Технически гол в ворота "Торпедо" был самым сложным?

- Да. В той ситуации был острый угол, и нужно было попадать четко. Еще шайбу принял одной рукой. Таких у меня еще в карьере не было голов. Забить в Казани за "Ак Барс" такой гол - это просто вообще. Эмоции зашкаливали.

 

Не смотрел на фамилии в "Ак Барсе"

 

- Это ваш первый полный сезон в КХЛ с выездами, с большими задачами. Ощущаете, что это тяжело?

- Конечно, это огромная ответственность. Нужно доказывать в каждой игре, что ты не просто так в составе, что не занимаешь чье-то место. Нужно отдаваться полностью, на победу играть, забивать, делать передачи. Передачи пока не получаются, над этим нужно поработать еще.

- Какой матч запомнился больше всего?

- Против СКА я не играл, но чувствовал эмоции, которые были у команды, у болельщиков. Когда мы победили в овертайме, ощущения были невероятные, хотя я был в запасе.

- Когда узнали о том, что новокузнецкого "Металлурга" не будет в КХЛ, что почувствовали?

- Как в тумане был, если честно. Сидел, читал новости и не понимал, что делать дальше. Вроде была работа в КХЛ, а тут бац – и за секунду ее нет. Долго с агентом думали, что делать, но он сказал, что нужно искать варианты в КХЛ. В таком возрасте нельзя было останавливаться, нужно было расти, и появился вариант с "Ак Барсом". Несколько человек из "Металлурга" купили казанцы. Я даже не задумываясь поехал, не смотрел на фамилии, которые тут играли. Нужно было приезжать и доказывать, что ты вообще в хоккей не просто так пошел, не просто так столько времени в детстве отдал этому.

- Где были самые жесткие условия для игры в хоккей, с которыми вы сталкивались?

- В ВХЛ, в Кургане. В плане организации, даже в плане обычной стирки. Тебе вещи постирают, ты приходишь, а они еще мокрые. Приходится мокрые надевать. Также проживание, питание… Сразу же чувствуется, что уровень не тот. Видно, что лига намного ниже.

 

 

В чемпионате Континентальной хоккейной лиги завершилась пауза на первый этап Евротура, во время которой кто-то уехал в национальные сборные, а кто-то готовился к продолжению сезона в расположении клубов. Во время паузы эксклюзивное интервью корреспонденту «Татар-информа» дал игрок «Ак Барса» Антон Глинкин.

Хоккеист рассказал о своем отношении к скандалу вокруг предстоящей Олимпиады, завершившейся адаптации в казанском клубе и вживленном гене «зеленого дерби». 

«БЫЛО БЫ ЛУЧШЕ, ЕСЛИ БЫ НА ОЛИМПИАДУ ПОЕХАЛИ ВСЕ СИЛЬНЕЙШИЕ»

– Сборная России стартовала на Кубке «Карьяла» матчем против финнов. Чего в вас после той игры было больше: расстройства от поражения россиян или радости от заброшенной шайбы Атте Охтамаа (финский защитник «Ак Барса». – Ред.)?

– Первый вопрос – и сразу провокационный (смеется). Конечно, рад за Атте. Все-таки он больше «домосед», защитник оборонительного плана. Молодец, что подключился и забил гол – в «Ак Барсе» он тоже старается это делать. Но жалко, что наши проиграли, всегда переживаю за сборную России, как и все, думаю. Впереди у ребят еще есть игры, и они возьмут свое (интервью состоялось 10 ноября. – Ред.). Против команды Финляндии была равная игра, я не сказал бы, что наши парни в чем-то уступили сопернику. Отыгрались с 0:2, молодцы, могли сами забить третью. Напряженный матч получился. Тем более финны играли дома – было видно, как они выкладывались на 200 процентов. Свои болельщики их гнали вперед. Всем известно, как там болеют, мне приходилось там играть. Полные трибуны, все гонят вперед – это настоящий дополнительный игрок. Поэтому финнам в этом плане было легче. Игра была равной, но наши допустили на одну ошибку больше.

– Весь хоккейный мир в последнее время сотрясают новости о том, что КХЛ может не отпустить игроков на Олимпиаду в случае недопуска на Игры сборной России…

– Для любого игрока страшно потерять возможность выступать на Олимпиаде. Когда такая возможность у тебя есть, и тут ее непонятно почему отбирают… Обидно за ребят. КХЛ, видимо, не хочет оставаться в стороне, хочет дать ответ – почему с нашей сборной так обходятся и пытаются принимать такие решения. Я в первую очередь на стороне ребят, у которых есть возможность поехать на Олимпийские игры. Они проводятся не каждый год, и поэтому за парней, которые могут лишиться такого шанса, обидно.

– Если такой вариант станет реальностью, нужен ли вообще такой хоккейный олимпийский турнир? Будет ли кто-то смотреть это «первенство водокачки»?

– Смотреть-то, наверное, будут, Олимпиада есть Олимпиада. Но было бы лучше, если бы туда поехали все сильнейшие – ребята из НХЛ, к примеру. С детских лет Олимпийские игры я всегда смотрел с особыми чувствами, когда играла наша сборная, приезжали все звезды. Конечно, жаль, что все так происходит. Надеюсь, что в этом году, как минимум, сборная России поедет на Игры, хотя игроков НХЛ уже лишили такой возможности.

– Недавно произошло еще одно знаковое хоккейное событие – НХЛ покинул Вадим Шипачев.

– Мне сложно рассуждать на эту тему, потому что я не знаю сути ситуации. Трудно сказать, почему так произошло. На первый взгляд, конечно – человека берут на контракт, подписывают, многое обещают. Он же не молодой 18-летний парень, а уже состоявшийся игрок, проявивший себя должным образом в КХЛ. Его, видимо, брали на определенную роль, говорили ему об этом, а в конечном итоге даже не дали шанса. Но, повторюсь, мне неизвестны подробности, и утверждать о чем-то конкретно я не могу. Это лишь мое мнение.

– Эта тема широко муссировалась в прессе, в раздевалках «Северстали» и даже у казанского «Рубина» была форма с фамилией Шипачева на спине. Может быть, и на базу «Ак Барса» он захаживал?

– Нет, здесь Вадима я не видел (смеется). 

«МОЕ НЕПОПАДАНИЕ В СОСТАВ – РЕШЕНИЕ ТРЕНЕРА, И ОНО НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ»

– В этом сезоне бывали матчи, когда вы оставались вне заявки команды. Это связано с необходимостью отдохнуть или с какими-то игровыми причинами?

– Это, прежде всего, решение тренерского штаба. Значит, есть и какие-то игровые причины, и ротация состава – у нас много ребят, все хотят и все должны играть. Но решение тренерского штаба не обсуждается. Это хоккей, это нормальная ситуация. Если не попал в состав, значит, есть над чем работать – нужно тренироваться и ждать своего шанса.

– Как вы психологически реагируете на такие вещи, насколько легко переживаете их?

– Конечно, тяжело, когда ты не попадаешь в состав. Тем более для меня это редкость – если посмотреть количество игр, раньше я очень мало пропускал. Поэтому для меня это немного неприятная ситуация. Тяжело находиться в стороне, когда твоя команда готовится к игре, а ты тренируешься по индивидуальной программе с другим тренером. Но в этом нет ничего страшного, нужно работать и показывать себя на площадке.

– Спортсмены часто говорят, что второй сезон в новом клубе в 99 процентах случаев лучше первого, поскольку завершена адаптация в команде. К вам это относится?

– Выводы делать еще рано, об этом можно будет говорить в конце сезона – какой их двух чемпионатов в составе «Ак Барса» стал для меня лучшим. Но в плане адаптации действительно легче – я здесь уже ко всему привык, в какой-то мере чувствую себя в Казани как дома. Понимаю, чего от меня хотят тренеры, что я должен делать. Безусловно, в плане понимания и всего остального второй год лучше, чем первый.

– Ген «зеленого дерби» вам в Казани вживили сразу же?

– Его и не нужно особо внедрять. По первым играм против Уфы, по настроению все было понятно. Можно сказать, этот ген прижился во мне сразу.

– В ноябре-декабре вам предстоит сразиться с «Салаватом» трижды менее чем за месяц. Там же – домашние матчи против СКА, «Локомотива», московского «Динамо». Хватит ли эмоций и сил на такой отрезок?

– Мы уже привыкли к такому плотному графику игр. Тем более в этом сезоне у нас не такой простой чемпионат, тяжелый график из-за Олимпиады. Это наша работа, мы должны находить и эмоции, и физические силы. Где-то нам помогают в этом тренеры: правильное восстановление, отдых. Это нет смысла даже обсуждать – ты должен находить силы и уметь настраиваться на каждый матч вне зависимости от того, через день он или через два. Это нормальная ситуация: тем более, недавно мы ездили в тяжелый выезд, где сыграли со всеми лидерами Запада. Это опыт поможет нам в дальнейших подобных сериях.

– Если внимательно посмотреть на результаты «Ак Барса» в этом сезоне, можно увидеть следующую тенденцию: три-четыре-пять побед и затем одно-два поражения. Это связано с усталостью? Побеждать во всех матчах практически невозможно.

– Это вы правильно подметили. Хотелось бы выигрывать, конечно, каждый матч, но не всегда это получается. Причины бывают разные, трудно выделить что-то одно. Команды все сильные, никто не хочет уступать, поэтому и случаются поражения. Хорошо, что мы выигрываем пять-шесть игр и проигрываем одну-две. Пусть лучше будет так.

– Какой из выездов сложнее – в Минск и Хельсинки или на Дальний Восток?

– Дальний Восток, однозначно, особенно когда игра начинается в 10 утра по московскому времени. Мне не довелось сыграть, я отдыхал тот матч (речь идет о гостевой игре против «Адмирала» из Владивостока. – Ред.), но смотрел на ребят и видел, насколько им тяжело. Мы на выездах живем по московскому времени, и вставать в шесть утра на завтрак очень непросто. Плюс еще и многочасовые перелеты. Любой хоккеист скажет, что выезд на Дальний Восток – это испытание. 

«В НХЛ, НАВЕРНОЕ, НЕ СЛЫШАЛИ ОБ ИГРОКЕ ПО ФАМИЛИИ ГЛИНКИН»

– Состав «Ак Барса» пополнили Клинкхаммер, Ландер, Марков, Галиев. Насколько эти игроки сделали команду сильнее по сравнению с прошлым сезоном?

– Это сильные ребята, они однозначно усилили команду. Думаю, это видно со стороны. В коллектив все влились без проблем. Что в прошлом году, когда я приезжал, что в этом году все спокойно: хорошая команда, хорошая атмосфера, ребята хорошие. Все условия здесь созданы, и я не думаю, что тут могут возникнуть проблемы с адаптацией.

– В этом году в основе «Ак Барса» играют и молодые ребята: Никита Язьков, Владислав Кара. Что им нужно для того, чтобы стать по-настоящему большими игроками?

– Работать над собой всегда, для любого молодого хоккеиста это самое главное. Плюс к этому огромное желание. И, конечно, не забывать про свои сильные стороны – за счет чего ты вышел на этот уровень, за счет чего ты попал в команду. Ты всегда должен помнить о своих сильных сторонах, знать, за счет чего ты растешь в хоккее. Но при этом нужно и выполнять то, что требует тренер. Тогда все будет нормально.

– Мы уже говорили о том, что игроки НХЛ точно не поедут на Олимпийские игры. Что в оставшейся до Олимпиады части сезона нужно сделать Антону Глинкину, чтобы попасть в сборную?

– Попасть в сборную очень тяжело. Сейчас в России много сильных хоккеистов. При этом есть много молодых ребят, которые активно себя проявляют. Я прекрасно понимаю, что мне далеко уже не 20 лет. Поэтому чтобы мне попасть в сборную, нужно быть на две головы сильнее других. Взять того же Мозякина – бомбардир от Бога, поэтому регулярно вызывается в сборную. Но шанс есть всегда. Думаю, неправильно, если не мечтать и не ставить перед собой таких высоких задач. Любой спортсмен, который хочет развиваться, всегда старается ставить максимальные цели перед собой.

– Ваша цитата: «Раньше я фанател от НХЛ». Почему не возникало мыслей, желания или возможностей поиграть за океаном?

– Мысли-то всегда были, но туда попасть не так просто. Я на молодежном уровне никогда не играл в сборных, никогда не был на драфте. Поэтому в НХЛ, наверное, не слышали о российском игроке по фамилии Глинкин (улыбается). Чтобы туда уехать, нужно быть на первых ролях в КХЛ. Те же Панарин и Тарасенко, прежде чем уехать, сформировались как игроки здесь, много отдавали и забивали. На данный момент возможностей ехать туда на готовый контракт у меня нет. Самое главное для меня – это работа в КХЛ, в «Ак Барсе». Нужно приносить пользу команде и стараться расти. 

«БОЛЕЛЬЩИКИ ПЕРЕЖИВАЮТ ЗА НАС, И МЫ ДОЛЖНЫ ОТВЕЧАТЬ ВЗАИМНОСТЬЮ»

– В одном из интервью вас спрашивали об участии в рекламных акциях «Трактора», на что вы ответили: «Я самый безотказный, не могу вовремя придумать отмаз». В этом сезоне ни в одном рекламном ролике «Ак Барс-ТВ» вас не было видно. В Казани скилл по придумыванию «отмаз» вырос?

– Мы же с каждым годом становимся взрослее, опытнее, отмазок становится больше (смеется). Иной раз, когда тебя попросят куда-то пойти, есть определенный набор в голове. Если говорить серьезно, то у нас все распределено, все ребята с пониманием относятся к таким штукам, поэтому проблем нет.

– Обухов танцевал с группой поддержки, Свитов заливал лед на арене. Кем будете вы?

– А мы уже примерили на себя кое-какую роль. Что это было, говорить не буду, чуть позже все увидите.

– Насколько хоккеисты вообще охотно идут на съемки подобных промо и понимают, что это тоже часть их работы?

 – Не всегда хочется тратить свое время и куда-то идти, участвовать в этих акциях. Но, думаю, все прекрасно понимают, что это часть нашей работы. Мы должны быть открыты перед болельщиками – они переживают за нас, ходят на игры и поддерживают. Мы должны отвечать им взаимностью: вести с ними диалог, общаться, автографы, фото.

– Недавно команда провела тренировку, которую открыли для болельщиков. В вашей карьере такое впервые?

– Нет. Когда я играл в Челябинске, там набирали людей – сейчас уже не вспомню, по какому принципу. Возможно, это тоже были владельцы абонементов. Для них проводили экскурсию по арене, и после тренировки они даже выходили на лед и катались с нами. Так что в подобных вещах я участвовал.

– С этого сезона «Ак Барс» перед игрой представляет состав в соцсетях при помощи эмодзи. Виртуальный Глинкин сильно похож на реального?

– Вроде похож. Есть ребята, которые на этих картинках получились смешными, а я еще более-менее похож. К разработке этих картинок мы даже не имели отношения, нас не спрашивали (смеется). 

«В КАЗАНИ НЕСКОЛЬКО РАЗ БЫЛ НА БАСКЕТБОЛЕ, МНЕ НРАВИТСЯ»

– В Казани вы побывали на матче Кубка Конфедераций между сборными Португалии и Чили. Что не так с российской сборной, почему она постоянно является объектом для шуток, а не для гордости?

– Матч Кубка Конфедераций между сборными Португалии и Чили – это первая игра в моей жизни, которую я смотрел вживую. Даже на матчи российского чемпионата никогда не ходил и сразу попал на такой уровень. Было очень здорово, полный стадион. Касаемо нашей сборной, думаю, все победы еще впереди. На следующий год пройдет чемпионат мира, и мне кажется, что все будет хорошо.

– В прошлом году вы в Челябинске были на концерте Тимати. Увлекаетесь?

– Не скажу, что являюсь его поклонником. Есть несколько песен, которые мне нравятся, поэтому я нормально отношусь к этому артисту. Мой товарищ, с которым мы периодически общаемся, работает в группе у Тимати, поэтому он делал для меня и для друзей билеты, мы ходили на этот концерт. Музыка?  В наушниках играет разное. В основном это новинки, которые крутятся по радио. Не скажу, что я фанат какого-то определенного стиля – слушаю то, что по настроению.

– Также, судя по вашему аккаунту в Инстаграме, вы уверенно стоите на сноуборде.

– Это громко сказано. Нам тяжело увлекаться сноубордом, хотя это очень интересно и весело. Но мы не можем себе это позволить, поскольку это очень травмоопасный вид спорта. Фотография была сделана, когда мы не попали с «Трактором» в плей-офф, закончили сезон рано, и получилось зацепить возможность покататься. Тогда на сноуборде я стоял второй раз в жизни.

– В интервью говорили о том, что любите читать Коэльо и Акунина. Какую книгу читаете сейчас или прочитали последней?

– Последняя книга, которую я прочитал, называется «Инферно» (автор Дэн Браун. – Ред.). Это было еще в прошлом сезоне. В этом году руки до чтения пока не дошли, надо что-то купить. Не скажу, что часто читаю, но мне нравится. В самолете в основном смотрю фильмы на ноутбуке, игры есть. В последнее время все стали скачивать сканворды, и мы сидим, гадаем. Можем по полкоманды сидеть и разгадывать один сканворд у кого-нибудь на телефоне.

– Если между играми и тренировками возникает свободное время, как предпочитаете его проводить?

– На развлечения особо-то и времени не остается. Отдыхаешь, максимум можешь сходить в кино. В Казани раза три-четыре был на баскетболе. В последний раз ходил, когда сборная России здесь играла (в августе в Казани прошел товарищеский турнир с участием сборных России, Венгрии, Германии и Исландии. – Ред.). Ничего, мне нравится.

 

Алексей Анисимов

 

Воспитанник «Ак Барса», вратарь Денис Перевозчиков подпишет контракт с «Молотом».

С 2015 по 2017 год он играл за «Спутник», а в этом году перешёл в «Ижсталь», которая недавно расторгла с ним контракт.

В текущем сезоне Перевозчиков провёл в ВХЛ 5 матчей, пропуская 2,52 шайбы за игру и отражая 90,5% бросков.

 

Клуб вместе с игроком пришли к взаимному согласию о расторжении действующего контракта.

Дмитрий Бойчук прошел предсезонку с южанами, однако с момента начала чемпионата находился в Пензе, где выступал за клуб-партнер «леопардов» в ВХЛ.

Руководство клуба и тренерский штаб благодарят игрока за совместную работу и желают удачного продолжения карьеры.

 

«Металлург» - «Нефтехимик» - 3:2 булл (1:1, 1:1, 0:0, 0:0, 1:0)

28 сентября. Магнитогорск. УКРК «Арена Металлург».  Главные судьи: Алексей Белов, Сергей Гусев
 
Металлург (Магнитогорск) – Нефтехимик (Нижнекамск) – 3:2 Б (1:1, 1:1, 0:0, 0:0, 1:0)
28 сентября, «Арена-Металлург» 
1:0 Берестенников (04:59)
1:1 Секстон (Ро, 18:39)
2:1 Коварж (Дронов, Шаус, 26:08)
2:2 Авцин (Нестрашил, 26:55)
3:2 Эллисон (победный булит)
Вратари: Самсонов – Ежов.
 
«Металлург»(8): Самсонов, Бирюков - Пивцакин, Мозякин - Эллисон - Коварж;(2) Дронов - Шаус, Осала - Филиппи(2) - Шенфельд; Бобряшов - Терещенко, Платонов - Берестенников(2) - Тимкин(2); Игошев, Сироткин - Калетник - Казионов; Швырев
 
«Нефтехимик»(10): Ежов; Сергеев(2) - Пиганович, Рау - Ганзл - Секстон(2); Брынцев(2) - Огурцов, Авцин - Нестрашил - Порядин(2); Шарипзянов - Граборенко(2), Здунов - Якимов - Шиксатдаров; Фазылзянов, Галимов - Аркалов - Хайруллин.
 
Статистика матча: 
Броски: 56 (20+14+17+5) - 71 (24+29+12+6) ; 
Броски в створ: 34 (12+9+11+2) - 48 (17+19+8+4) ; 
Вбрасывания: 26 (8+4+12+2) - 40 (13+17+8+2) ; 
Блокированные броски: 12 (4+5+3+0) - 9 (3+4+2+0) ; 
Силовые приемы: 18 (5+8+5+0) - 19 (7+5+7+0)

«Барс» (Казань) – «Куньлунь Ред Стар Хэйлунцзян» (Харбин). 2:3 (1:0, 1:1, 0:1, 0:0, буллиты – 1:2). 

20 ноября. Казань. Дворец спорта. 211 зрителей.

Судьи: А.Томилов, А.Дреев, А.Смирнов, М.Куприянов.

«Барс» (29): Подъяпольский; Марин (17) – Цуканов, Лучевников (2) – Журавлёв, Савельев – Насыбуллин, Виноградов – Богатов; Голубев – М.Марушев (2) – Архипов, Осипов – Галимов – Валеев, Протапович – Редков (2) – Расулов (2), Литвинов – Елисеев (4) – Шинкаренко.

«Куньлунь Ред Стар Хэйлунцзян» (13): Бояршинов; Гладун – Рыбницкий, Хурри (2) – Ян, Там – Йи, Тяньюй Ху; Лебедев – О’Доннелл – Мокин, Скворцов (2) – Васильев (2) – Ян Ху, Новожилов (7) – Гарифулин – М.Макаров, Сето – Ин – Чжан, Сян.

Шайбы забросили: 

Галимов (Осипов, 11.32),

Журавлёв (Галимов, Лучевников, 32.15),

Ян Ху (Гарифулин, Скворцов, 38.58),

Лебедев (Рыбницкий, 55.14, бол.),

Мокин (65.00, победный буллит).

Буллиты: Ян Ху (0:0), Голубев (0:0), Мокин (0:1), Расулов (0:1), Васильев (0:1), Валеев (1:1), Лебедев (1:1), М.Марушев (1:1), О’Доннелл (1:1), Архипов (1:1); Голубев (1:1), Гарифулин (1:1), Валеев (1:1), Мокин (1:2).

Послематчевая пресс-конферения

 

Михаил Кравец (главный тренер «Куньлунь Ред Стар Хэйлунцзян»): «Очень тяжелая игра. Было непростое начало для нас. Проигрывали 0:2. Но команда изо всех сил старалась, все четыре звена участвовали в том, чтобы вернуть игру хотя бы к ничейному результату. И в конечном итоге нам удалось забить этот гол и сравнять счет. Ну а буллиты – это мастерство, лотерея. Здесь мы оказались сильнее. Наконец-то мы одержали первую победу по буллитам. Всем ребятам – большая благодарность за очень-очень важную победу».

 

Айрат Кадейкин (главный тренер «Барса»): «Игра, за исключением третьего периода была равной. В третьем периоде соперник имел заметное преимущество и по броскам, и по моментам. Мы хотели удержать победный счет, но ненужное удаление привело к тому, что соперник сравнял счет. А в серии буллитов мы проиграли».

 

Источник: Пресс-служба ХК "АК БАРС"

«Барс» (Казань) – «Звезда» (Чехов). 2:1 (1:0, 0:1, 0:0, 1:0).

18 ноября. Казань. Дворец спорта. 111 зрителей.

Судьи: В.Цицаров, С.Смагин, Д.Пономарев, Т.Носулько.

«Барс» (36): Подъяпольский (10); Марин (4) – Цуканов, Лямкин – Богатов, Савельев – Насыбуллин, Лучевников – Виноградов; Галеев (2) – Литвинов – Шинкаренко (2), Осипов – М.Марушев (4) – Валеев, Сошнин (2) – Протапович – Расулов (2), Васильев – Елисеев (10) – Галимов.

«Звезда» (30): Корепанов (2); Мясищев (4) – Якименко, Ибрагимов – Воронков (2), Цветков – Луговяк, Огиенко – Козырев; Антипов (14) – Пешехонов (4) – Н.А.Попугаев (2), Николишин – Карнаухов – Мокин, Подлубошнов – Силаев – Бякин (2), Н.О.Попугаев – Мещеряков – Тимирёв.

 

Шайбы забросили:

Елисеев (Васильев, 10.00),

Тимирёв (Пешехонов, Якименко, 34.39, бол.),

Цуканов (М.Марушев, 60.58).

 

Послематчевая пресс-конференция

 

Борис Миронов (главный тренер «Звезды»): «Была хорошая ровная игра. Понятно, что у наших ребят чувствовалась усталость: уже четвёртая игра на выезде, неделю мы не были дома. Переезды, гостиницы… Ребята старались, играли все шестьдесят минут, выкладывались. В овертайме допустили ошибку, с чем и поплатились, потеряли два очка. И конечно вопрос дисциплины – очень много ненужных удалений, всю игру провели в меньшинстве. Всё это сказалось на результате. А так, ребята – молодцы, выложились, сделали всё возможное. Едем домой, готовимся дальше».

Айрат Кадейкин (главный тренер «Барса»): «Я полностью согласен с коллегой: игра была равной и по количеству бросков, и по моментам, и по удалениям. Сегодня было очень много удалений с обеих сторон. Хотел бы поблагодарить своих ребят за сегодняшнюю игру, за сегодняшнюю работу».

 

Источник: Пресс-служба ХК "АК БАРС"

«Барс» (Казань) – «Химик» (Воскресенск). 6:1 (2:1, 2:0, 2:0). 

16 ноября. Казань. Дворец спорта. 219 зрителей.

Судьи: Д.Иванов, С.Смагин, Д.Пономарёв, И.Рябов.

«Барс» (26): Подъяпольский; Марин (12) – Цуканов, Лямкин (2) – Богатов, Лучевников – Виноградов, Насыбуллин – Савельев (2); Литвинов – Каштанов – Шинкаренко, Осипов – М.Марушев – Валеев, Васильев (4) – Елисеев – Галеев (2), Сошнин (2) – Протапович (2) – Расулов.

«Химик» (12): Трушков (Синягин, 04.50–43.21); Сорокин (2) – Аляев, Бородин – Свиязов (2), Богомолов (2) – Аблаев; Твердохлебов – Кляузов – Шашков, Королёв – Павлюков – Куваев (2), Квартальнов – Смирнов – Шутов, Орлов (2) – Первов – Дельнов, Ли. Командный штраф – 2 мин.

Шайбы забросили: 

Галеев (Васильев, Виноградов, 01.43),

Сошнин (Расулов, 04.50),

Аляев (Кляузов, Сорокин, 17.22, бол.),

Расулов (Лучевников, Сошнин, 35.28, бол.),

Протапович (Осипов, Расулов, 37.40),

Расулов (Савельев, Протапович, 41.52),

М.Марушев (Валеев, Осипов, 43.21). 

Послематчевая пресс-конференция

 

Дмитрий Вершинин (главный тренер «Химика»): «Трудно что-то комментировать, результат – на табло. Ничего у нас сегодня не получалось. Опять продолжается безголевая серия у нападающих. Будем делать выводы, готовиться дальше».

 

 

Айрат Кадейкин (главный тренер «Барса»): «Сегодня ребята сыграли хорошо, сыграли правильно. И, что самое главное, сыграли правильно до конца».