Нападающий «Ак Барса» Станислав Галиев в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, почему не живёт на базе клуба, какую роль в его карьере сыграл Александр Овечкин и что было главной проблемой в начале сезона.

 

«С ЖЕНОЙ ЛЮБИМ СХОДИТЬ В РЕСТОРАН ТАТАРСКОЙ КУХНИ»

– Станислав, в начале сезона вы не могли забить, но не ходили грустным, не переставали улыбаться, не отказывались от общения с журналистами – в России это редкость. Сказалось то, что вы приехали из Северной Америки?

– Нельзя унывать, нужно всегда оставаться на позитиве, сохранять хорошее настроение. Если будешь унывать – будет только хуже. Продолжал общаться с журналистами, потому что это тоже часть моей работы, уважение к вам и болельщикам, которые хотят получать информацию.

 В НХЛ игра – праздник для болельщиков...

– В Казани для нас тоже каждая игра – праздник. Практически полная арена собирается.

 Что удивило в Казани?

– Пока сложно ответить. В целом, ничего не удивило. Другая площадка, но в остальном игра та же.

– Роб Клинкхаммер говорил, что ему было непривычно то, как здесь приветствуют друг друга.

– В Америке нет рукопожатий. Для них это в диковинку.

 В АХЛ на игры ходит по 10 тысяч зрителей. Каково видеть пустые трибуны в некоторых городах КХЛ?

– В АХЛ тоже бывают пустые стадионы. Люди не всегда могут себе позволить поход на хоккей, а кроме того есть города, где спорт может быть не на первом месте. Для нас это на втором плане. Главное – показывать свою игру и выигрывать.

– Насколько отвыкли от жизни в России?

– Честно говоря, не отвыкал. Многие спрашивали: «Как ты будешь там, после стольких лет в Северной Америке?». Акклиматизация в России занимает всего пару дней. Всё своё, родное.

 Почему в Казани вы снимаете квартиру, а не живёте на базе?

– У нас собака, а на базе с животными нельзя – такие правила. Кто-то говорил, что надо оставить её с родителями в Москве, но мы везде берём её с собой - как ребёнок наш.

 Вы родились и выросли в Москве. Как ощущаете себя в Казани?

– Москва мегаполис, но, приехав в Казань, я очень сильно удивился. Очень красивый город, большой. Был удивлён, когда жена сказала, что ей понравилось. Для нас самое главное, что у вас вкусная еда – мы с женой очень любим сходить в ресторан татарской кухни. И родители уже приезжали, им тоже всё понравилось.

«НИКОГДА НЕ ИЗБЕГАЮ СИЛОВОЙ БОРЬБЫ»

 Эксперт «БИЗНЕС Online» Мика Норонен на старте сезона говорил: «Галиеву нужно расслабиться, на него давит новый клуб, новый контракт». Действительно было так?

– Да, была какая-то неуверенность, пришлось адаптироваться к новой системе игры. У нашего звена не получалось забить, на нас тоже было давление. Поговорили, поняли, что надо получать удовольствие от игры. Говорили на обедах или обсуждали какие-то моменты на ужинах – мы часто общаемся.

 Как вы анализируете свою игру?

– Просматриваю нарезки своих смен, которые нам присылают после каждого матча, потом тренеры подсказывают, что нужно изменить в игре.

 То, что оказались в запасе на пару матчей, помогло осознать ошибки?

– Да, это помогло – я посмотрел сверху игру и понял, что я должен изменить, чтобы стать полезным. Понял, как действует схема. Разбирать ошибки и делать анализ намного проще, когда смотришь со стороны.

 Некоторые специалисты отмечают, что вы не очень любите силовую борьбу...

– Я никогда не избегаю силовой борьбы, меня АХЛ многому научила.

 Появление Клинкхаммера помогло вашей тройке в этом плане?

– Он нам помогает под воротами, закрывает вратаря. Мы очень рады с ним играть, втроём постоянно с ним общаемся. Это очень умный, опытный игрок, где-то подсказывает нам.

 Он не может забить 21 матч...

– Ну, мы уже ждём, когда это случится. В психологическом плане ему будет намного легче.

«В ХЕРШИ ЕСТЬ ЗАПАХ ШОКОЛАДА, НО Я БЫ НЕ СКАЗАЛ, ЧТО ОН ПРИЯТНЫЙ»

Фото: Bruce Bennett / gettyimages.com


– Сезон 2015/16 вы полностью провели в «Вашингтоне», но при этом играли мало и в фарм-клуб вас тоже не отправляли...

– Это был шаг назад, потому что играл мало. Но в то же время это был и шаг вперёд, потому что я тренировался с такими мастерами. Но всегда хочется играть, приобретённый в играх опыт помогает в дальнейшем.

– Тренеры разговаривали индивидуально, объясняли, почему остаетесь в запасе?

– Нет, конечно, там такого не бывает. У нас была очень сильная команда, мы выиграли регулярный чемпионат и было всего две-три травмы за год – тяжело пробиться в состав.

– Сейчас состав «Вашингтона» стал слабее и игроки, которые с вами играли в АХЛ, – в главной команде. Не обидно?

– Я бы не сказал, что состав ослаб. Появилась пара молодых ребят, но когда они наберутся опыта, будут на первых ролях. Хочется пожелать удачи клубу и нашим ребятам Жене Кузнецову, Диме Орлову, Саше Овечкину.

 В НХЛ всегда есть определённый ритуал, когда в команде появляется новичок...

– Я знал, что ребята что-то сделают. Сказали: «Иди на разминку один». Начал отказываться, говорят: «У тебя нет шанса». Ну, пришлось выходить, кататься одному перед трибунами (улыбается). 

 В некоторых клубах бывают и совсем жёсткие шутки...

– У нас всё было нормально, весело, постоянно смеялись, некоторые американцы даже научились на русском разговаривать. Там каждый день приходишь на тренировку, как на праздник, особенно когда команда выиграла.

 В НХЛ больше бросков, более силовой стиль игры, вы же стараетесь играть комбинационно. Насколько тяжело было?

– Там площадка меньше, меньше времени для принятия решений. Плюс тренеры в НХЛ очень много времени уделяют тактике при игре в обороне. Простора нет и бывает, что нужно просто не потерять шайбу, забросить её в зону, пытаться сохранить.

 В Херши есть знаменитая шоколадная фабрика. Запах шоколада в городе чувствуется?

– По утрам чувствовался, но я бы не сказал, что это приятный запах (смеётся).

 После этого уже, наверное, не хочется есть шоколад?

– Нет, я любитель шоколада, меня это не останавливало. Шоколад в принципе одинаковый – что в США, что в России.

 В Херши не было скучно? Маленький город, всего 15 тысяч жителей...

– Я бы не сказал, что это серый город. У нас была отличная молодая команда, общались семьями, с командой. Иногда с женой пересматриваем фотографии тех времён и скучаем по нашей компании.

 Насколько тяжело было уезжать в Северную Америку и адаптироваться там?

– Самое трудное – выучить язык. Очень тяжело, когда не понимаешь, что говорят вокруг. Когда подучил язык, стало легче. В Херши со мной играл Дима Орлов, мы жили вместе, нам было комфортно.

 Некоторые критикуют Шипачёва, который поехал за океан совсем не зная языка...

– Многие ребята не знают языка, учат по ходу. Кому-то это не нужно, я не вправе осуждать Шипачёва, потому что то, что случилось с ним, произошло не только из-за незнания языка. Конечно, ему было тяжело, ни одного русского в команде – новая культура, яркий город.

«ЗНАЮ, ЧТО ОВЕЧКИН ОБЩАЕТСЯ С ПУТИНЫМ»


– Вы вернулись в Россию только в этом году. Что останавливало раньше?

– Наверное, то, что «Вашингтон» был заинтересован во мне, дал мне односторонний контракт на два года. Если бы его не было, то приехал бы раньше.

 Если бы вам снова дали двусторонний контракт, поехали бы обратно?

– Нет, после прошлого сезона я понял, что пора что-то менять.

 Когда начались переговоры с российскими клубами?

– По приезду в Россию, конец мая – начало июня. До этого я был не вправе вести переговоры.

 Права на вас принадлежали «Динамо», но были слухи об интересе «Салавата Юлаева»...

– Конкретного разговора с ними не было. Знаю только, что мои права были у «Динамо».

 В какой-то момент вам вообще запретили тренироваться с каким-либо клубом...

– Не знаю, может быть, это была ошибка. Катался со знакомыми ребятами в Москве – с Орловым, Толчинским, Марченко.

– Вы не попали в состав сборной России на Кубок Карьяла. Как восприняли это?

– Нормально. Есть над чем работать, никаких обид нет.

 Готовы к тому, что не поедете на Олимпиаду?

– Да, готов.

 Это было фактором для возвращения домой?

– Нет. Я знал, что из-за одного имени меня никто не возьмёт, мне надо доказывать своей игрой и приносить результат команде.

– Александр Овечкин – самый известный российский хоккеист. Какой он в жизни?

– Хороший, весёлый. Я познакомился с ним ещё в «Динамо». Когда я только приехал в «Вашингтон», он мне очень помогал – я тогда ещё не очень хорошо знал английский.

 Многие считают, что Овечкин – игрок одной точки, забивает из левого круга вбрасывания...

– Он забивает свои голы, делает свою работу – многие так не умеют бросать с этой точки, может быть, поэтому так его называют. Он очень предан своей команде и делает всё для побед.

 Недавно стало известно ,что он организовал движение Putin Team...

– Да, я толком не знаю, что это, но знаю, что они с президентом общаются.

 Готовы примкнуть?

– Нет, я в политику не влезаю, ничего в ней не понимаю.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Станислав ГАЛИЕВ
Амплуа: 
нападающий
Дата рождения: 17 января 1992 года
Место рождения: Москва
Карьера: «Индиана» (главная юниорская лига США) – 2008/09; «Сент-Джон» (главная юниорская лига Квебека) – 2009 - 2012; «Рединг» (Лига Восточного побережья) – 2012 - 2014); «Херши» (АХЛ) – 2012 - 2017; «Вашингтон» (НХЛ) – 2014/15, 2015/16. С 2017 года в «Ак Барсе».
Достижения: обладатель Мемориального кубка (2010), победитель юниорской лиги Квебека (2011, 2012).
В НХЛ сыграл 26 матчей, набрал 4 (1+3) очка при показателе полезности +3.
В КХЛ сыграл 26 матчей, набрал 10 (4+6) очков при показателе полезности +11.

Нападающий "Ак Барса" Никита Язьков в интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Вадиму Кузнецову рассказал о том, как играл и дрался в Канаде, вспомнил о встрече с Коннором Макдэвидом и объяснил, как забивал свои первые голы за казанскую команду в КХЛ.

 

Урок английского

 

- В 17 лет вы уехали в Канаду играть в юниорскую лигу. Сколько слов по-английски знали тогда?

- "Привет" и "пока". Наверное, больше ничего не знал. Но там стал заниматься с репетитором два раза в неделю и немного подтянул язык. Месяца через три уже мог еду в ресторане заказать, сказать, что меня волнует, с тренерами пообщаться. Интервью давал на английском. Не все слова, конечно, знал, но базовый уровень подтянул.

- Всегда удивляло, почему хоккеисты не учат язык заранее, зная, что поедут играть в Северную Америку? Лень?

- Когда ты учишься в школе, то не думаешь, что поедешь в Канаду. Да и времени особенно нет, чтобы учить что-то. В школе-то особенно не учились из-за тренировок, а английский язык в два раза тяжелее.

В Канаде был случай. Я пошел в ресторан с семьей, которая любила острую пищу. Они сделали заказ, а в меню картинок не было, и я не знал, что взять. Говорю официантам, что буду то же самое. Принесли курицу в мексиканском соусе, и я когда ел, то потом истекал. С тех пор понял – надо учить английский.

- До отъезда в юниорскую лигу Онтарио вы провели в Молодежной хоккейной лиге меньше 20 матчей. Почему решили, что вам пора?

- Это было перед драфтом НХЛ. Агент сказал, что есть возможность попробовать себя в Канадской хоккейной лиге (CHL). Я поехал на сборы, провел шесть недель в тренировочном лагере в Ланкастере, вернулся на несколько дней домой и уже там узнал, что меня выбрал на драфте CHL "Виндзор". Со стороны родного клуба запрета и какого-то интереса ко мне не было, и я решил, что поеду.

- Вы говорили, что после драфта планировали оказаться не в "Виндзоре", а в другом клубе. Кто вами интересовался?

- Агент вел переговоры с "Су-Сент-Мари", в котором играл Сергей Толчинский. Я должен был поехать туда, но "Виндзор" меня перехватил.

- Русских, кроме вас, там не было?

- Сначала я был один, а в середине сезона к нам подъехал парень из США с украинскими корнями - Сэм Поворознюк. Он знал русский, и мне уже было с кем пообщаться. А так я по-русски несколько месяцев только по скайпу с родителями говорил.

- Вы были одни в новой стране, другой язык, другой хоккей. Можно назвать это школой жизни?

- С одной стороны, да, но с другой – в Канаде я ни в чем не нуждался, ко мне было отличное отношение. И переводчик был, которому я всегда мог позвонить, так что перестроиться было не очень тяжело. Я не чувствовал, что в чем-то ограничен. Я жил в семье, в том же доме был мой одноклубник, который часто помогал, подсказывал.

 

Коннор Макдэвид – гений

 

- Вы играли в одной команде с Джошем Хо-Сэнгом из "Нью-Йорк Айлендерс", которого многие критикуют за сложный характер. Каким он запомнился вам?

- Мы провели начало сезона в одном звене – с ним и Керби Райхелом, сыном генерального менеджера. Неплохо сыграли несколько матчей. В 8 играх у меня было семь очков, но потом поехали на выезд к "Су-Сент-Мари", получили там 0:5, и после этого наше звено разбили. Меня убрали из этой тройки, а больше шансов особенно не давали – только третье и четвертое звено. Там другие обязанности, сами понимаете.

Хо-Сэнг – своеобразный парень, но к ребятам хорошо относится. Может, немного выше себя ставит, но плохого про него сказать ничего не могу. Он классно играет, хорошие данные, отличные руки.

- Вы забили первый гол в лиге Онтарио в матче с "Эри Оттерс", за который играл 16-летний Коннор Макдэвид. Тогда вокруг него уже была шумиха?

- Его много пиарили перед той игрой у нас в команде. Мне говорили, что нужно быть осторожным, ведь это же Коннор Макдэвид. Но он совсем не запомнился, ничего не показал, и я подумал после матча, что за Коннор такой - ничего особенного. Но потом Макдэвид разыгрался и когда к нам приехал во второй раз, то просто творил чудеса. И я уже понял, что он будет звездой.

- В чем его особенность?

- Полный букет – и скорость, и руки, и мышление. Все ходы продумывает наперед. Гений.

- Уже сейчас так можно говорить?

- Да.

- Кто сейчас круче – он или Сидни Кросби?

- Сейчас уже тяжело сказать.

- Никита Кучеров или Макдэвид?

- Кучеров, конечно.

 

Ошибся, когда решил уехать в Канаду

 

- В середине вашего первого сезона в лиге Онтарио в официальном твиттере "Виндзора" писали, что Никита Язьков будет звездой. А следующей осенью вы уехали из команды. В чем причина?

- От меня ждали большего, не все получалось, и отношения в клубе не заладились. Я не показывал того, чего от меня ждали, поменялись тренеры, они взяли другого игрока из Европы. Конкуренция стала еще выше, и получилось, что в один день меня вызвали и сказали: "Мы отправляем тебя домой в Россию, все клубы укомплектованы, европеец никому не нужен". Ладно, поехал домой.

- Устроиться в другой лиге было нереально?

- За неделю до этого разговора агент начал поиски новой команды, но ничего не нашел. Он предлагал мне подождать еще, но клуб уже купил мне билеты, фактически не оставив выбора, и я сказал ему, что не нужно больше экспериментировать. Я решил, что поеду в Россию. Буду там добиваться.

 

- Правда, что в юниорской лиге многие играют на статистику, особенно если у них год драфта?

- Канадцы в принципе лишний раз не отдадут пас, а лучше бросят по воротам. Они все нацелены только на бросок, могут в большинстве за минуту бросить по 3-4 раза. Поэтому столько забивают. Это в России все хотят в пустые ворота шайбу завести, красивую комбинацию разыграть. В юниорской лиге идешь на ворота, и все.

- Вы не были выбраны на драфте НХЛ, а какие-то разговоры, интервью с клубами проходили?

- Сборов не было, но скауты приходили, интересовались. Все только на уровне слухов, поэтому ничего не вышло в итоге.

 
 

 

- С какими эмоциями вспоминаете о Канаде сейчас?

- Двоякое впечатление. Больше считаю, что ошибся тогда, когда решил уехать. Часто думаю об этом, спрашивают об этом, и приходит осознание, что это была ошибка. Сама Канада понравилась, отношение к хоккею, к людям великолепное. Чего не скажешь об отношениях на площадке – там они лютуют.

- В сети есть видео того, как вы попали под силовой прием хоккеиста Хантера Смита (https://www.youtube.com/watch?v=FJXQLh7K3fs). И внизу комментарии – "Язьков симулировал", "Язьков нырял". Что там было на самом деле?

- Смит сам с Виндзора, и мы летом катались вместе, знали друг друга. В том моменте у меня шайба немного застряла между коньков, я начал ее искать, потом голову поднимаю, а на меня такая машина летит. У меня даже шлем треснул. Шея поболела немного, я даже потерялся на мгновение. Это самый жесткий хит, который против меня применяли в жизни.

- У вас в Канаде была одна драка – против Дамира Шарипзянова, который сейчас играет в "Нефтехимике". Что вы не поделили?

- Как он мне сказал, его попросили со мной подраться. Когда атака пошла в нашу зону, он встал передо мной и говорит: "Давай драться!" У меня выбора не оставалось. Ничего, нормально.

- В вашем первом плей-офф в Канаде вы играли против "Лондона" Никиты Задорова. Судя по набранным очкам, он там просто всех уничтожал.

- Никита подбирал шайбу у своих ворот, всех обыгрывал и забивал. Такой вот защитник.

 

Смотрел на Овечкина

 

- Как родители отнеслись к вашему возвращению в Россию?

- Они были рады, всегда поддерживали меня. Сказали, что ничего страшного не случилось, что не попал в НХЛ. В новокузнецком "Металлурге" меня тоже встретили хорошо. Там сразу сказали, что если не получится, то меня ждут обратно, дорогу домой никто не закрывает.

- Родители у вас не спортсмены? Почему отдали в хоккей?

- Отец у меня зубной техник. Они с мамой жили в Кемерове, а там всегда популярнее был хоккей с мячом. Когда узнали, что у них будет мальчик, то переехали в Новокузнецк, чтобы я мог играть в хоккей с шайбой. Когда исполнилось 4 года, меня сразу отдали в детскую школу "Металлурга".

- Вы сами женились в 20 лет. Довольно рано для нынешнего времени.

- В 21. Я нашел своего человека и не стал тянуть. Супруга хорошая у меня, я всегда спокоен за быт и за дом. Прихожу – меня поддерживает, ухожу – поддерживает. Все хорошо.

 

 

- Сейчас для многих мальчишек из Новокузнецка кумиром является Сергей Бобровский. На кого хотели быть похожим вы?

- Папа всегда говорил, чтобы я брал пример с Александра Овечкина. Он тоже праворукий. Отец показывал мне, как Овечкин играет. Говорил: "Смотри, учись". Я смотрел и учился.

- И забили "Куньлуню" в стиле Овечкина. В двух словах расскажите о том моменте. Вы получили шайбу от Василия Токранова, перед вами несколько соперников…

- Мне пас отдать было некому, поэтому я решил попробовать. Получилось, забил.

- Какой была первая реакция на скамейке запасных? "Красавчик"?

- Артем Лукоянов сказал, что играет в одном звене с Ти Джеем Оши.

- Еще у вас был красивый гол в ворота "Металлурга" из Магнитогорска.

- Убежал от всех, смотрю, защитник на полметра отстает. Прикрыл шайбу корпусом, немного потерял равновесие, но смог бросить. Под руку вратарю удачно попал.

- Технически гол в ворота "Торпедо" был самым сложным?

- Да. В той ситуации был острый угол, и нужно было попадать четко. Еще шайбу принял одной рукой. Таких у меня еще в карьере не было голов. Забить в Казани за "Ак Барс" такой гол - это просто вообще. Эмоции зашкаливали.

 

Не смотрел на фамилии в "Ак Барсе"

 

- Это ваш первый полный сезон в КХЛ с выездами, с большими задачами. Ощущаете, что это тяжело?

- Конечно, это огромная ответственность. Нужно доказывать в каждой игре, что ты не просто так в составе, что не занимаешь чье-то место. Нужно отдаваться полностью, на победу играть, забивать, делать передачи. Передачи пока не получаются, над этим нужно поработать еще.

- Какой матч запомнился больше всего?

- Против СКА я не играл, но чувствовал эмоции, которые были у команды, у болельщиков. Когда мы победили в овертайме, ощущения были невероятные, хотя я был в запасе.

- Когда узнали о том, что новокузнецкого "Металлурга" не будет в КХЛ, что почувствовали?

- Как в тумане был, если честно. Сидел, читал новости и не понимал, что делать дальше. Вроде была работа в КХЛ, а тут бац – и за секунду ее нет. Долго с агентом думали, что делать, но он сказал, что нужно искать варианты в КХЛ. В таком возрасте нельзя было останавливаться, нужно было расти, и появился вариант с "Ак Барсом". Несколько человек из "Металлурга" купили казанцы. Я даже не задумываясь поехал, не смотрел на фамилии, которые тут играли. Нужно было приезжать и доказывать, что ты вообще в хоккей не просто так пошел, не просто так столько времени в детстве отдал этому.

- Где были самые жесткие условия для игры в хоккей, с которыми вы сталкивались?

- В ВХЛ, в Кургане. В плане организации, даже в плане обычной стирки. Тебе вещи постирают, ты приходишь, а они еще мокрые. Приходится мокрые надевать. Также проживание, питание… Сразу же чувствуется, что уровень не тот. Видно, что лига намного ниже.

 

 

Нападающий «Ак Барса» Иржи Секач в этом сезоне столкнулся с новой для себя проблемой – подъёмами и спадами в игре с затяжными безголевыми сериями. В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» чешский форвард дал самое психологическое хоккейное интервью этого сезона, в котором объяснил неровное выступление команды, а также признал все имеющиеся у него недостатки.


«МЫ НЕ МОЖЕМ ПОКАЗЫВАТЬ СТАБИЛЬНУЮ ИГРУ»

 Иржи, у «Ак Барса» получился очень сложный выезд на Запад с неровными играми. Вы знаете причину такого выступления команды?

– Во-первых, поездка была сложной из-за календаря – пять игр подряд на выезде с лучшими командами конференции дались тяжело. Матчи с соперниками из верхней части таблицы намного труднее, чем с командами из нижней. С одной стороны, сильного соперника всегда хочется обыграть, но когда таких матчей пять подряд, это сложно. Но я считаю, мы очень хорошо выступили в Нижнем Новгороде, матч со СКА был хорошим.

 При этом были поражения от «Локомотива» (2:6) и «Йокерита» (1:3). В чём причина такой разной игры «Ак Барса»?

– Не знаю, честно не знаю. Не могу сказать.

– Но мы же видели, что в Петербурге и Нижнем команда настроилась и победила. Почему не смогли в Ярославле и Хельсинки?

– Не знаю, в чём проблема. Я стараюсь в каждом матче показывать одинаковый уровень, но, видимо, так не получается. Почему-то мы не можем выйти готовыми на каждую игру. Мы приезжаем на арену, выходим на лёд и... не можем включиться. Нам забивают дважды в начале игры, и нить игры упущена. Пока я не знаю, что это. Надеюсь, мы всё преодолеем – прошла только треть регулярки, впереди ещё много матчей.

 Вы обсуждаете эту проблему в команде? Это ведь вопросы концентрации...

– Конечно, мы говорим и с тренерами, и между собой, пытаемся выступать как можно лучше, насколько вообще можем. У нас много собраний, много теоретических занятий, постоянно смотрим видео.

– Кажется, что главная проблема «Ак Барса» в этом году – отсутствие стабильности. И у отдельных игроков, и у команды...

– Наверное, да. Но я не знаю, что с этим делать.

«ИГРА ЛАНДЕРА – ВОПРОС УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ»

 Давайте о том, что вы знаете точно – ваша личная игра, в которой тоже бывают спады...

– Это правда. Я должен найти правильный способ подготовки к матчу. Бывает, что в понедельник я чувствую себя хорошо на льду, а в среду ничего не получается. Нужно определить верный алгоритм подготовки к игре, который приносит пользу, и постоянно его повторять. На самом деле это очень сложно, именно умение каждый день работать в одном и том же режиме отличает лучшего спортсмена от среднего. Лучшие знают, что делать, чтобы быть на вершине всегда. Я не считаю, что у меня бывают очень серьёзные спады в игре, но я всё ещё пытаюсь войти в правильный ритм, понять, как готовить себя. Да, прошло уже 20 матчей, но я ещё в поиске.

 А как вы ощущаете, что не включились? Ноги не бегут или руки не слушаются?

– Всё дело в голове – нужно правильно концентрироваться, знать, как работать со своим эмоциональным состоянием. Нельзя сильно расстраиваться из-за неудач и сильно радоваться успехам, важно держать разум в тонусе. Если хочешь быть лучшим хоккеистом, ты должен уметь управлять своей головой и телом. Вот над чем я сейчас пытаюсь работать.

 Как это происходит?

– Например, первые пять матчей сезона не выезде. Ты идёшь в зал и мощно работаешь, чтобы показать лучший уровень, а в итоге перегружаешь руки и ноги. Тогда в следующие пять матчей ты отпускаешь тело, смотришь, как оно реагирует, вроде бы становится легче. И вот этот поиск лучшего состояния – одна из задач спортсмена. Это всё опыт, этому нужно учиться. У нас команда довольно молодая, и я не один, кому ещё нужно определить свой способ работы. Когда мы решим эти вопросы, когда все смогут выступать на одном уровне в каждой игре, тогда и результаты команды пойдут вверх.

Фото: «БИЗНЕС Online»


 Вас беспокоит, что после хет-трика «Словану» вы не забивали девять матчей подряд?

– Я бы не сказал, что сильно беспокоило, потому что очки у меня всё-таки были – я отдавал передачи Ази, пытался создать моменты Антону. Но он тоже не очень хорошо себя ощущает на льду сейчас, хотя и бывают голевые моменты. В общем, если я вижу, что могу отдать голевую передачу, бросать не стану, Азеведо вот в этом очень хорош – он ищет пространство, и мне остаётся только сделать точный пас. Могу я забить, может он. В этом смысле насчёт заброшенных шайб я не переживаю. Но теперь без Джастина будет сложнее, его травма – большая потеря.

 Ландер вам сам говорит, что у него трудности?

– Нет, не говорит, но очевидно, что он это понимает. Все понимают.

 Но он ведь сразу сказал, что больше раздающий игрок, чем забивающий...

– Вы знаете, это вопрос уверенности на льду. Например, когда у тебя идёт результативная серия, бросать начинаешь больше. А Антон пока «холодный», поэтому чаще делает передачи, чем пытается забить сам. В последних матчах у него были голевые моменты, поэтому я уверен, что скоро у него всё пойдёт. Надо понимать, что это новая лига для него, новая команда. Антон столько времени провёл в Северной Америке, но с НХЛ так и не срослось – это очень сильно бьёт по уверенности в себе, поверьте.

 У вас было то же самое?

– О, да. В прошлом году я набрал 27 очков за всю регулярку, сейчас за треть чемпионата набрал 24. Может быть, Антон тоже раскроется через год, может быть, уже завтра. Опять же, всё дело в голове. Решив проблему со своим разумом, ты делаешь большой шаг вперёд.

«ГОЛ «СЛОВАНУ»  САМЫЙ КРАСИВЫЙ В МОЕЙ КАРЬЕРЕ»

 Ваш великолепный гол в ворота «Слована» – пример уверенности в себе?

– Так просто случилось (улыбается). Но, наверное, и правда сказалось, что у меня на тот момент было семь очков в двух матчах. Знаете, если бы я мог выходить с таким настроем и концентрацией на каждый матч, я бы играл в НХЛ. Вот Коннор Макдэвид так может. Понимаете сложность? Но в этом и прелесть хоккея – кто увереннее себя чувствует, тот и лучший.


– Расскажите про этот гол. В момент броска вы не теряли шайбу?

– Нет, в какой-то момент она оказалась близко к конькам, но контроль я сохранил. Ещё в момент входа в зону было видно, что защитник как-то спокойно стоит на коньках. Я двинул его влево, он пошёл за движением, стало понятно, что нужно возвращать шайбу на неудобную, и в этот момент я потерял контроль конька – лезвие оторвалось ото льда. Пришлось просто толкать шайбу в сторону ворот, я пытался бросить вверх, но, честно говоря, не думал, что всё получится так хорошо. Шайба полетела ровно над плечом вратаря.

 Перед броском шайба не прыгала?

– Нет-нет, просто там так всё быстро происходит – нужно успеть крюком поддеть шайбу и поднять как можно выше. Всё это выглядит очень сложно, но в тот момент я просто пытался сделать хоть что-то, надеясь, что всё получится. Момент-то был 50 на 50.

– Много раз пересматривали этот гол?

– Пересматривал, но не много (улыбается). Я всё пытался понять, что это вообще было. Наверное, это самый красивый гол в моей карьере.

«С ДЖАСТИНОМ МЫ ИНОГДА РУГАЕМСЯ»

 Раз заговорили о «Словане»... Глядя на вашу статистику, мы видим закономерность...

– Что очки и голы у меня только с командами из нижней части таблицы? В прошлом году всё было совсем наоборот – я забивал сильным командам. Я точно не знаю, почему ситуация изменилась. Может быть, в этом году команды лучше меня знают и стараются внимательнее играть против нашего звена. В том сезоне никто не знал, чего от меня ожидать, поэтому свободы было больше. Но я знаю, что есть такая проблема, знаю статистику, что я не очень продуктивно играю с сильными командами. Мне нужно решать этот вопрос, и матч с «Магниткой» уже показал динамику.

 Но ведь так всё первое звено играет...

– Потому что нас закрывают – мы набрали много очков в начале сезона и привлекли внимание соперника.

 В своём звене вы обсуждаете это? 

– Мы с Ази общаемся постоянно, потому что знаем друг друга уже давно, много играли вместе. Постоянно в паре выходим на большинство, меньшинство, овертайм. В автобусе мы сидим вместе, много говорим об игре и сейчас, когда он выбыл. Иногда даже ругаемся, когда обсуждаем матчи. Но это помогает – разряжает обстановку. С Антоном мы тоже говорим - легионеры в принципе всегда вместе держатся. Именно в проблемах мы не копаемся, потому что лучше не держать негатив в голове. И если мы создавали голевые моменты и играли хорошо, но не забили, это одно. А если мы вообще ничего не смогли сделать в чужой зоне, нас накрыли полностью, тогда мы садимся втроём и обсуждаем сложности конкретно.

Фото: «БИЗНЕС Online»


 Мы правильно понимаем, что в хоккее считаются не столько голы, сколько созданные голевые моменты?

– Да, это показатель работы звена, по крайней мере, для меня. Нельзя смотреть только на очки и голы, это не главная цель. Кстати, раньше это было моей проблемой. В начале сезона я думал только о хорошей игре. Хорошо играешь – приходят очки. Верно? Но потом, когда я действительно начинал забивать, я почему-то начинал думать только об очках и «тонул» в этом. Важно всегда концентрироваться на игре, держать себя в руках, создавать моменты у ворот. Тогда всё будет хорошо.

 А возможно такое, что звено забило два гола, но на самом деле сыграло плохо?

– Могу пример привести – в матче с «Йокеритом» мой гол был единственным моментом звена за все 60 минут. И поверьте, я не радовался этой шайбе.

 То есть, вы сыграли плохо?

– Точно не хорошо, хоть и забили. Мы с Антоном неплохо сыграли в обороне, не дали создать моменты у своих ворот, когда играли в меньшинстве, но всё же...

 А насколько сложно выходить и в меньшинстве, и в большинстве?

– По-моему, это даже хорошо – я люблю играть много, даже в обороне. И если ты плохо работаешь в атаке, не можешь создать момент, то в обороне нужно отрабатывать сильнее, быть полезным для команды хотя бы там.

 Матч с «Йокеритом» был худшим для «Ак Барса» в этом сезоне?

– Не знаю, мы много матчей сыграли. Может и так. Лично я был не рад такому итогу, за всех говорить не могу, за тренеров тоже. Может быть, у них другое мнение, я точно был не рад, думаю, все это видели. Но это спорт. Хорошо, что у нас впереди ещё много игр – есть возможность исправить ошибки и забыть о неудаче.

– С «Сочи» у вас были моменты, с «Локомотивом» команда заиграла в третьем периоде, но «Йокерит» накрыл команду полностью...

– Я думаю, сказалась поездка. Мы очень долго были на выезде. У меня ноги подгибались под конец, я проспал 15 часов после возвращения в Казань. Было сложно и физически, и морально показывать хороший уровень игры. Других объяснений у меня нет.

«Я ОТДАЛ ПАС АЗЕВЕДО ПЕРЕД ТРАВМОЙ»

 В начале сезона вы были в первой бригаде большинства. Сейчас место забрало звено Владимира Ткачёва. Вас это беспокоит?

– Володя здорово выглядит в последнее время, он много забил, много отдал. Тренеры это оценили. Это решение главного тренера, он посчитал, что для команды это будет лучше, мы ведь не будем с ним спорить. Что мы с Антоном можем сделать? Только начать работать сильнее.

 Может быть, есть какая-то зависть, желание вернуться в первую бригаду... 

– Есть соперничество, безусловно. Хочется быть лучше, и я могу гарантировать, что Володя ощущает то же самое. Так и должно быть в команде – успешные команды состоят из игроков, которые хотят прогрессировать. Хоккеисты не должны говорить всякую дрянь друг о друге, завидовать и указывать на ошибки, а тянуться за лучшими. Поэтому я благодарен Володе за то, что он подталкивает меня к более усердной работе, уверен, что и я как-то мотивировал его в начале сезона.

– Джастин наверняка очень расстроен тем, что выбыл на два месяца...

– Это полный отстой, огромная потеря для команды. И я был тем, кто отдал ему пас перед травмой. Я видел клюшку вратаря, не хотел, чтобы шайба ударилась в неё, поэтому сделал передачу немножко за спину, не увидев нормально Ази.

Джастин Азеведо / Фото: «БИЗНЕС Online»


 Неужели вы чувствуете себя виноватым?

– Ну, я не говорю, что это на сто процентов моя вина, но, наверное, я мог сыграть получше. А, может быть, это случилось бы в любом случае. Но я очень расстроился, потому что в этом сезоне у нас с Джастином всё шло очень хорошо. 

 В России есть выражение «пас в больницу», но это вроде не тот случай.

– Вряд ли, я не видел момент, и совсем не ожидал, что соперник может так сыграть. Нельзя «рубить» человеку ноги таким подкатом, нельзя травмировать коллег. Да, можно было просто подставить ногу под шайбу, как-то остановить клюшку, но не «срубать».

«ФРАЗУ ТРЕНЕРА ИЛИ ЗАГОЛОВОК ГАЗЕТЫ НЕ ВЫКИНУТЬ ИЗ ГОЛОВЫ»

 В прошлом сезоне вы дали интервью, в котором раскритиковали команду, а в следующем матче вышли и сделали дубль. В этом году вы забили после фразы Билялетдинова о том, что вам нужно успокоиться. Выглядит так, что вы можете забросить, когда сильно хотите.

– Честно скажу – я об этом не думаю, по крайней мере, стараюсь не думать. Но если почитать книги о психологии, можно найти забавные вещи. Когда что-то залезает тебе в голову – фраза тренера о том, что нужно расслабиться, заголовок газеты – это уже не выкинуть. Ты даже не замечаешь, что идея сидит у тебя внутри, ты и сам прекрасно понимаешь, что нужно расслабиться, но при этом постоянно появляются мысли «надо забить, надо быть лучше, надо стараться». В итоге весь твой разум занят только одной идеей, и даже о поражениях забываешь. В общем, забавные вещи происходят с психологией игрока во время сезона, и в этом вся суть хоккея.

 Но со стороны выглядит, что игрок забивает только когда ему лично это сильно нужно.

– Я понимаю, о чём вы, но не всё так просто. Представьте: на протяжении полугода через день вам нужно быть в своём лучшем психологическом и физическом состоянии 60 раз подряд, плюс тренировки. При этом нужно бороться с игровыми спадами, личными проблемами. Иногда из-за перелётов сбивается режим, и невозможно уснуть, иногда есть трудности в семье, у кого-то дети болеют, жена плохо себя чувствует. Столько вещей окружают нас, и при этом нужно на максимуме играть каждый матч. Это не так просто, как кажется.

Кто-то скажет, что мы получаем много денег, гоняем на крутых тачках, делаем, что хотим, но это не так. Быть хорошим спортсменом сложно, и не всем это удаётся, поэтому команды и не могут выигрывать постоянно.

Фото: «БИЗНЕС Online»


 Вы хотите сказать, что для профессионального спортсмена голова важнее физических кондиций?

– Ну, нет, без мышц ты не сможешь делать на льду то, что нужно. Я считаю, что тренажёрный зал должен быть на первом месте. Тело очень важно, это основа, но при этом нужно уметь контролировать голову.

 Но вы же понимаете, что от игрока первого звена ждут, что он будет ярким каждый матч?

– Да, и полностью с этим согласен. Я работаю над этим и уверен, что так и будет. В плей-офф все проблемы уходят на второй план, и в день матча в голове только хоккей. Я хочу, чтобы так было и в регулярке.

 В связи с этим вас не пугает пауза на Олимпиаду?

– Не пугает, потому что пауза будет у всех. Как и всем, мне немножко не нравится, что она будет прямо перед плей-офф, но понятно, что всё дело в чемпионате мира.

 Этим летом вы не сразу продлили договор с «Ак Барсом». Долго думали?

– Мы просто не торопились, не переживали, спокойно вели переговоры. В клубе проходили перестановки, да и сразу после сезона редко удаётся всё хорошо обдумать.

 НХЛ не рассматривали?

– Нет, этим летом об НХЛ я вообще не думал. Прошлый сезон в «Ак Барсе» для меня сложился неплохо, и в принципе мы здорово выступили, но я считаю, что этого недостаточно, чтобы возвращаться в НХЛ. Я знал, что состав в «Ак Барсе» почти не изменится, и раз мы в прошлом году достаточно далеко прошли в плей-офф, в этом сезоне всё тоже может сложиться удачно.

 Олимпиада была стимулом оставаться в Европе?

– О ней я вообще не думаю, стараюсь двигаться от матча к матчу без таких долгосрочных целей.

 

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Иржи СЕКАЧ
Амплуа: форвард
Дата рождения: 10 июня 1992 года
Место рождения: Кладно (Чехия)
Карьера: «Кладно U-18» – 2007 - 2009; «Янгстаун» (юниорская хоккейная лига США) – 2009 - 2011; «Лев» (Попрад / Прага) – 2011 - 2014; «Монреаль» (Канада, НХЛ) – 2014/15; «Анахайм» (США, НХЛ) – 2014/15, 2015/16; «Сан-Диего» (США, АХЛ) – 2015/16; «Чикаго» (США, НХЛ) – 2015/16; «Аризона» (США, НХЛ) – 2015/16. С 2016 года в «Ак Барсе».
В НХЛ сыграл 108 матчей, набрал 29 (10+19) очков, 38 минут штрафа и заработал показатель полезности -5.
В КХЛ сыграл 179 матчей, набрал 90 (35+55) очков, 83 минуты штрафа и заработал показатель полезности +14.
В розыгрышах Кубка Гагарина сыграл 39 матчей, набрал 18 (7+11) очков.

В эксклюзивном интервью «Советскому спорту» голкипер рассказал про конкурентов, тяжелую травму после падения с качелей и таланте Лео Месси.
 
 
Эмиль Гарипов, Photo.khl.ru
 
 
ТАЛАНТ ОТ БОГА
– Эмиль, вы всегда хотели выступать именно за «Ак Барс»? 
– Я родился в Казани, я – татарин, поэтому для меня существует только один клуб.
– Знаю, что вы болеете за футбольный клуб «Барселона». Там Андреас Иньеста недавно заключил контракт с каталонской командой до конца карьеры. Смогли бы так же с «Ак Барсом»?
– Это же не только от меня зависит, но и от руководства клуба.
– Но лично ваше мнение?
– Да без проблем!
– Сами в футбол играете?
– В основном только смотрю. Европейский футбол мне нравится смотреть даже больше, чем хоккей.
– Откуда любовь к «Барселоне»?
– Мне очень нравился футболист Роналдиньо, и когда он перешел в «Барсу», я начал следить за этим клубом.
– Кто сейчас любимый игрок в «Барсе»?
– Наверное, это глупый вопрос!
– Хорошо. Тогда вопрос ещё глупее – Месси или Роналду?
– Роналду, конечно, молодец, трудяга. Он сам себя сделал и за это к нему большое уважение. Он супер-бомбардир. Но Месси – это талант от Бога.
 
«САМЫЕ СИЛЬНЫЕ ЩЕЛЧКИ У КУЛЯША И ЗАХАРЧУКА»
– Расскажите, как плохой защитник смог стать хорошим вратарём? Читала, что вы начинали именно в этом амплуа.
– Мне тогда лет 6-7 было, когда на ворота встал. Вратаря не было – меня и поставили. Да и самому больше в воротах играть понравилось. Поэтому тренерское решение было правильным.
– О вратарях часто говорят, что они словно с другой планеты.
– Нет, просто мы более закрыты, более в себе. Вот ребята, например, перед матчем и посмеяться могут, и пошутить. А голкипер старается за несколько часов до выхода на лёд держать эмоции в себе, контролировать их и концентрироваться на предстоящем матче. 
– Иногда как ни концентрируйся, но курьезы случаются!
– Да вот у меня недавно случился! От чужих ворот пропустил!
– Еще один ваш курьез на двоих с Андреем Марковым. Как это случилось? Сказали ему что-нибудь после игры?
– Это хоккей, такое случается. Обсудили, но претензий я предъявить ему не могу. Он хороший игрок и человек, много повидавший и в спорте, и в жизни.
– Вратари начинают тренироваться отдельно от команды?
– Мы выходим на 30 минут раньше, чем остальные игроки и занимаемся со своими тренерами. Делаем упражнения. Потом уже когда команда выходит, начинается общая тренировка, где отрабатываются броски.
– И у кого, на ваш взгляд, самый сильный бросок в лиге?
– Щелчки Дениса Куляша и Степана Захарчука.
– А как же Мозякин?
– У Мозякина бросок скорее точный, нежели сильный.
– В вашей команде кто точнее всех бросает?
– Владимир Ткачёв.
 
«В ВОСТОЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СИЛЬНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ»
– Кто будет основным соперником «Ак Барса» на Востоке? Про самого принципиального можно не спрашивать – это Уфа…
– В этом году у нас очень такая хорошая конкуренция будет – и в «Автомобилист» на ходу, и Нижнекамск, и Омск прибавили, и Уфа, и, конечно, Магнитка.
– Игра какой команды, с которой уже пришлось встретиться в этом сезоне, удивила?
– «Куньлунь». У них настоящая канадская команда собралась в этом сезоне – бегут, толкаются…
– Получается, что китайцы «превратились» в канадцев?
– Получается, что так. Упёртые такие!
 
«ГОД ЛЕЖАЛ НА КРОВАТИ-РАСТЯЖКЕ»
– Самое важное достижение в спорте для вас?
– Прошлогодняя бронза в КХЛ. Я провёл все игры в плей-офф, поэтому она такая важная. Дай Бог, дальше будет больше.
– А как же золото МЧМ-2011?
– Но я же там не играл. Медаль есть, но всё-таки, считаю, она не мной заслужена.
– Подумать только, но и этих медалей, и хоккея в вашей жизни могло и не быть. Расскажите про травму, которая могла кардинально изменить судьбу?
– Я упал с качелей и сильно ударился. Поехали к врачу. Он сказал, что у меня перелом пяти позвонков и про хоккей лучше забыть. Мне было 12 лет. Я плакал, было очень обидно. Но Всевышний помог, и я вновь стал хоккеистом. Теперь точно знаю, что всё что ни делается, всё к лучшему, и не бывает что-то просто так. Вот, например, сейчас вратари ценятся высокие, а я в детстве не был большого роста. Во время лечения мне пришлось целый год лежать на специальной кровати-растяжке, и за это время я вырос на 18 сантиметров. Поэтому никогда не стоит отчаиваться, ни в каких ситуациях.
– Что это за кровать такая?
– Её мой отец сам сделал. Это такая специальная кровать под наклоном с двумя валиками, сверху доска, на которой лежать нужно. Задние ножки были выше, и под своим весом под наклоном постоянно лежишь, и тебя вниз тянет.
– Это было только ради возвращения в хоккей или в принципе лечение было такое?
– На тот момент не понятно было. Но позже врач сказал, что это хороший способ. Мы потом эту кровать ему отдали.
 
«МОЯ ЖЕНА НЕ БУДЕТ КУРАЖИТЬСЯ»
– Ваш отец был борцом. Почему не пошли по его стопам?
– Мне всегда нравилась борьба. И, глядя на отца, мне хотелось тоже быть таким же. Но так сложилось, что я стал хоккеистом. Да и борьба раньше была не широко развита. Это сейчас стали чемпионаты различные проводить.
– Вы считаетесь завидным женихом в Казани. Почему до сих пор один?
– К сожалению, тяжело сейчас найти достойного человека. У меня свой взгляд на многие вещи, и в плане религии я довольно серьёзен. Моя жена не будет ходить по клубам, развлекаться и куражиться.
– А любимое блюдо у Эмиля Гарипова какое?
– Курица с макаронами! Потому что я уже половину жизни ем это!
– Обычно хоккеисты отвечают наоборот – всё, что угодно, только не курица с макаронами!
– А я люблю. Я рос в деревне, поэтому мне нравится такое простое и вкусное блюдо.
 

В чемпионате Континентальной хоккейной лиги завершилась пауза на первый этап Евротура, во время которой кто-то уехал в национальные сборные, а кто-то готовился к продолжению сезона в расположении клубов. Во время паузы эксклюзивное интервью корреспонденту «Татар-информа» дал игрок «Ак Барса» Антон Глинкин.

Хоккеист рассказал о своем отношении к скандалу вокруг предстоящей Олимпиады, завершившейся адаптации в казанском клубе и вживленном гене «зеленого дерби». 

«БЫЛО БЫ ЛУЧШЕ, ЕСЛИ БЫ НА ОЛИМПИАДУ ПОЕХАЛИ ВСЕ СИЛЬНЕЙШИЕ»

– Сборная России стартовала на Кубке «Карьяла» матчем против финнов. Чего в вас после той игры было больше: расстройства от поражения россиян или радости от заброшенной шайбы Атте Охтамаа (финский защитник «Ак Барса». – Ред.)?

– Первый вопрос – и сразу провокационный (смеется). Конечно, рад за Атте. Все-таки он больше «домосед», защитник оборонительного плана. Молодец, что подключился и забил гол – в «Ак Барсе» он тоже старается это делать. Но жалко, что наши проиграли, всегда переживаю за сборную России, как и все, думаю. Впереди у ребят еще есть игры, и они возьмут свое (интервью состоялось 10 ноября. – Ред.). Против команды Финляндии была равная игра, я не сказал бы, что наши парни в чем-то уступили сопернику. Отыгрались с 0:2, молодцы, могли сами забить третью. Напряженный матч получился. Тем более финны играли дома – было видно, как они выкладывались на 200 процентов. Свои болельщики их гнали вперед. Всем известно, как там болеют, мне приходилось там играть. Полные трибуны, все гонят вперед – это настоящий дополнительный игрок. Поэтому финнам в этом плане было легче. Игра была равной, но наши допустили на одну ошибку больше.

– Весь хоккейный мир в последнее время сотрясают новости о том, что КХЛ может не отпустить игроков на Олимпиаду в случае недопуска на Игры сборной России…

– Для любого игрока страшно потерять возможность выступать на Олимпиаде. Когда такая возможность у тебя есть, и тут ее непонятно почему отбирают… Обидно за ребят. КХЛ, видимо, не хочет оставаться в стороне, хочет дать ответ – почему с нашей сборной так обходятся и пытаются принимать такие решения. Я в первую очередь на стороне ребят, у которых есть возможность поехать на Олимпийские игры. Они проводятся не каждый год, и поэтому за парней, которые могут лишиться такого шанса, обидно.

– Если такой вариант станет реальностью, нужен ли вообще такой хоккейный олимпийский турнир? Будет ли кто-то смотреть это «первенство водокачки»?

– Смотреть-то, наверное, будут, Олимпиада есть Олимпиада. Но было бы лучше, если бы туда поехали все сильнейшие – ребята из НХЛ, к примеру. С детских лет Олимпийские игры я всегда смотрел с особыми чувствами, когда играла наша сборная, приезжали все звезды. Конечно, жаль, что все так происходит. Надеюсь, что в этом году, как минимум, сборная России поедет на Игры, хотя игроков НХЛ уже лишили такой возможности.

– Недавно произошло еще одно знаковое хоккейное событие – НХЛ покинул Вадим Шипачев.

– Мне сложно рассуждать на эту тему, потому что я не знаю сути ситуации. Трудно сказать, почему так произошло. На первый взгляд, конечно – человека берут на контракт, подписывают, многое обещают. Он же не молодой 18-летний парень, а уже состоявшийся игрок, проявивший себя должным образом в КХЛ. Его, видимо, брали на определенную роль, говорили ему об этом, а в конечном итоге даже не дали шанса. Но, повторюсь, мне неизвестны подробности, и утверждать о чем-то конкретно я не могу. Это лишь мое мнение.

– Эта тема широко муссировалась в прессе, в раздевалках «Северстали» и даже у казанского «Рубина» была форма с фамилией Шипачева на спине. Может быть, и на базу «Ак Барса» он захаживал?

– Нет, здесь Вадима я не видел (смеется). 

«МОЕ НЕПОПАДАНИЕ В СОСТАВ – РЕШЕНИЕ ТРЕНЕРА, И ОНО НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ»

– В этом сезоне бывали матчи, когда вы оставались вне заявки команды. Это связано с необходимостью отдохнуть или с какими-то игровыми причинами?

– Это, прежде всего, решение тренерского штаба. Значит, есть и какие-то игровые причины, и ротация состава – у нас много ребят, все хотят и все должны играть. Но решение тренерского штаба не обсуждается. Это хоккей, это нормальная ситуация. Если не попал в состав, значит, есть над чем работать – нужно тренироваться и ждать своего шанса.

– Как вы психологически реагируете на такие вещи, насколько легко переживаете их?

– Конечно, тяжело, когда ты не попадаешь в состав. Тем более для меня это редкость – если посмотреть количество игр, раньше я очень мало пропускал. Поэтому для меня это немного неприятная ситуация. Тяжело находиться в стороне, когда твоя команда готовится к игре, а ты тренируешься по индивидуальной программе с другим тренером. Но в этом нет ничего страшного, нужно работать и показывать себя на площадке.

– Спортсмены часто говорят, что второй сезон в новом клубе в 99 процентах случаев лучше первого, поскольку завершена адаптация в команде. К вам это относится?

– Выводы делать еще рано, об этом можно будет говорить в конце сезона – какой их двух чемпионатов в составе «Ак Барса» стал для меня лучшим. Но в плане адаптации действительно легче – я здесь уже ко всему привык, в какой-то мере чувствую себя в Казани как дома. Понимаю, чего от меня хотят тренеры, что я должен делать. Безусловно, в плане понимания и всего остального второй год лучше, чем первый.

– Ген «зеленого дерби» вам в Казани вживили сразу же?

– Его и не нужно особо внедрять. По первым играм против Уфы, по настроению все было понятно. Можно сказать, этот ген прижился во мне сразу.

– В ноябре-декабре вам предстоит сразиться с «Салаватом» трижды менее чем за месяц. Там же – домашние матчи против СКА, «Локомотива», московского «Динамо». Хватит ли эмоций и сил на такой отрезок?

– Мы уже привыкли к такому плотному графику игр. Тем более в этом сезоне у нас не такой простой чемпионат, тяжелый график из-за Олимпиады. Это наша работа, мы должны находить и эмоции, и физические силы. Где-то нам помогают в этом тренеры: правильное восстановление, отдых. Это нет смысла даже обсуждать – ты должен находить силы и уметь настраиваться на каждый матч вне зависимости от того, через день он или через два. Это нормальная ситуация: тем более, недавно мы ездили в тяжелый выезд, где сыграли со всеми лидерами Запада. Это опыт поможет нам в дальнейших подобных сериях.

– Если внимательно посмотреть на результаты «Ак Барса» в этом сезоне, можно увидеть следующую тенденцию: три-четыре-пять побед и затем одно-два поражения. Это связано с усталостью? Побеждать во всех матчах практически невозможно.

– Это вы правильно подметили. Хотелось бы выигрывать, конечно, каждый матч, но не всегда это получается. Причины бывают разные, трудно выделить что-то одно. Команды все сильные, никто не хочет уступать, поэтому и случаются поражения. Хорошо, что мы выигрываем пять-шесть игр и проигрываем одну-две. Пусть лучше будет так.

– Какой из выездов сложнее – в Минск и Хельсинки или на Дальний Восток?

– Дальний Восток, однозначно, особенно когда игра начинается в 10 утра по московскому времени. Мне не довелось сыграть, я отдыхал тот матч (речь идет о гостевой игре против «Адмирала» из Владивостока. – Ред.), но смотрел на ребят и видел, насколько им тяжело. Мы на выездах живем по московскому времени, и вставать в шесть утра на завтрак очень непросто. Плюс еще и многочасовые перелеты. Любой хоккеист скажет, что выезд на Дальний Восток – это испытание. 

«В НХЛ, НАВЕРНОЕ, НЕ СЛЫШАЛИ ОБ ИГРОКЕ ПО ФАМИЛИИ ГЛИНКИН»

– Состав «Ак Барса» пополнили Клинкхаммер, Ландер, Марков, Галиев. Насколько эти игроки сделали команду сильнее по сравнению с прошлым сезоном?

– Это сильные ребята, они однозначно усилили команду. Думаю, это видно со стороны. В коллектив все влились без проблем. Что в прошлом году, когда я приезжал, что в этом году все спокойно: хорошая команда, хорошая атмосфера, ребята хорошие. Все условия здесь созданы, и я не думаю, что тут могут возникнуть проблемы с адаптацией.

– В этом году в основе «Ак Барса» играют и молодые ребята: Никита Язьков, Владислав Кара. Что им нужно для того, чтобы стать по-настоящему большими игроками?

– Работать над собой всегда, для любого молодого хоккеиста это самое главное. Плюс к этому огромное желание. И, конечно, не забывать про свои сильные стороны – за счет чего ты вышел на этот уровень, за счет чего ты попал в команду. Ты всегда должен помнить о своих сильных сторонах, знать, за счет чего ты растешь в хоккее. Но при этом нужно и выполнять то, что требует тренер. Тогда все будет нормально.

– Мы уже говорили о том, что игроки НХЛ точно не поедут на Олимпийские игры. Что в оставшейся до Олимпиады части сезона нужно сделать Антону Глинкину, чтобы попасть в сборную?

– Попасть в сборную очень тяжело. Сейчас в России много сильных хоккеистов. При этом есть много молодых ребят, которые активно себя проявляют. Я прекрасно понимаю, что мне далеко уже не 20 лет. Поэтому чтобы мне попасть в сборную, нужно быть на две головы сильнее других. Взять того же Мозякина – бомбардир от Бога, поэтому регулярно вызывается в сборную. Но шанс есть всегда. Думаю, неправильно, если не мечтать и не ставить перед собой таких высоких задач. Любой спортсмен, который хочет развиваться, всегда старается ставить максимальные цели перед собой.

– Ваша цитата: «Раньше я фанател от НХЛ». Почему не возникало мыслей, желания или возможностей поиграть за океаном?

– Мысли-то всегда были, но туда попасть не так просто. Я на молодежном уровне никогда не играл в сборных, никогда не был на драфте. Поэтому в НХЛ, наверное, не слышали о российском игроке по фамилии Глинкин (улыбается). Чтобы туда уехать, нужно быть на первых ролях в КХЛ. Те же Панарин и Тарасенко, прежде чем уехать, сформировались как игроки здесь, много отдавали и забивали. На данный момент возможностей ехать туда на готовый контракт у меня нет. Самое главное для меня – это работа в КХЛ, в «Ак Барсе». Нужно приносить пользу команде и стараться расти. 

«БОЛЕЛЬЩИКИ ПЕРЕЖИВАЮТ ЗА НАС, И МЫ ДОЛЖНЫ ОТВЕЧАТЬ ВЗАИМНОСТЬЮ»

– В одном из интервью вас спрашивали об участии в рекламных акциях «Трактора», на что вы ответили: «Я самый безотказный, не могу вовремя придумать отмаз». В этом сезоне ни в одном рекламном ролике «Ак Барс-ТВ» вас не было видно. В Казани скилл по придумыванию «отмаз» вырос?

– Мы же с каждым годом становимся взрослее, опытнее, отмазок становится больше (смеется). Иной раз, когда тебя попросят куда-то пойти, есть определенный набор в голове. Если говорить серьезно, то у нас все распределено, все ребята с пониманием относятся к таким штукам, поэтому проблем нет.

– Обухов танцевал с группой поддержки, Свитов заливал лед на арене. Кем будете вы?

– А мы уже примерили на себя кое-какую роль. Что это было, говорить не буду, чуть позже все увидите.

– Насколько хоккеисты вообще охотно идут на съемки подобных промо и понимают, что это тоже часть их работы?

 – Не всегда хочется тратить свое время и куда-то идти, участвовать в этих акциях. Но, думаю, все прекрасно понимают, что это часть нашей работы. Мы должны быть открыты перед болельщиками – они переживают за нас, ходят на игры и поддерживают. Мы должны отвечать им взаимностью: вести с ними диалог, общаться, автографы, фото.

– Недавно команда провела тренировку, которую открыли для болельщиков. В вашей карьере такое впервые?

– Нет. Когда я играл в Челябинске, там набирали людей – сейчас уже не вспомню, по какому принципу. Возможно, это тоже были владельцы абонементов. Для них проводили экскурсию по арене, и после тренировки они даже выходили на лед и катались с нами. Так что в подобных вещах я участвовал.

– С этого сезона «Ак Барс» перед игрой представляет состав в соцсетях при помощи эмодзи. Виртуальный Глинкин сильно похож на реального?

– Вроде похож. Есть ребята, которые на этих картинках получились смешными, а я еще более-менее похож. К разработке этих картинок мы даже не имели отношения, нас не спрашивали (смеется). 

«В КАЗАНИ НЕСКОЛЬКО РАЗ БЫЛ НА БАСКЕТБОЛЕ, МНЕ НРАВИТСЯ»

– В Казани вы побывали на матче Кубка Конфедераций между сборными Португалии и Чили. Что не так с российской сборной, почему она постоянно является объектом для шуток, а не для гордости?

– Матч Кубка Конфедераций между сборными Португалии и Чили – это первая игра в моей жизни, которую я смотрел вживую. Даже на матчи российского чемпионата никогда не ходил и сразу попал на такой уровень. Было очень здорово, полный стадион. Касаемо нашей сборной, думаю, все победы еще впереди. На следующий год пройдет чемпионат мира, и мне кажется, что все будет хорошо.

– В прошлом году вы в Челябинске были на концерте Тимати. Увлекаетесь?

– Не скажу, что являюсь его поклонником. Есть несколько песен, которые мне нравятся, поэтому я нормально отношусь к этому артисту. Мой товарищ, с которым мы периодически общаемся, работает в группе у Тимати, поэтому он делал для меня и для друзей билеты, мы ходили на этот концерт. Музыка?  В наушниках играет разное. В основном это новинки, которые крутятся по радио. Не скажу, что я фанат какого-то определенного стиля – слушаю то, что по настроению.

– Также, судя по вашему аккаунту в Инстаграме, вы уверенно стоите на сноуборде.

– Это громко сказано. Нам тяжело увлекаться сноубордом, хотя это очень интересно и весело. Но мы не можем себе это позволить, поскольку это очень травмоопасный вид спорта. Фотография была сделана, когда мы не попали с «Трактором» в плей-офф, закончили сезон рано, и получилось зацепить возможность покататься. Тогда на сноуборде я стоял второй раз в жизни.

– В интервью говорили о том, что любите читать Коэльо и Акунина. Какую книгу читаете сейчас или прочитали последней?

– Последняя книга, которую я прочитал, называется «Инферно» (автор Дэн Браун. – Ред.). Это было еще в прошлом сезоне. В этом году руки до чтения пока не дошли, надо что-то купить. Не скажу, что часто читаю, но мне нравится. В самолете в основном смотрю фильмы на ноутбуке, игры есть. В последнее время все стали скачивать сканворды, и мы сидим, гадаем. Можем по полкоманды сидеть и разгадывать один сканворд у кого-нибудь на телефоне.

– Если между играми и тренировками возникает свободное время, как предпочитаете его проводить?

– На развлечения особо-то и времени не остается. Отдыхаешь, максимум можешь сходить в кино. В Казани раза три-четыре был на баскетболе. В последний раз ходил, когда сборная России здесь играла (в августе в Казани прошел товарищеский турнир с участием сборных России, Венгрии, Германии и Исландии. – Ред.). Ничего, мне нравится.

 

Алексей Анисимов

В прошлом году Владимиром Ткачёвым интересовались больше 10 клубов НХЛ, но 24-летний центральный нападающий решил ещё на два года остаться в «Ак Барсе», где выступает с 2009 года. В мае в составе сборной России впервые съездил на чемпионат мира и выиграл бронзу, хоть и набрал за турнир всего два очка.

Новый сезон Владимир тоже начал не блестяще, зато потом разыгрался. Накануне матча со СКА корреспондент «Чемпионата» встретилась с Ткачёвым и расспросила о хоккее, любимых книгах и жизни в Казани
.

Владимир Ткачёв

Родился: 5 октября 1993 года в Днепропетровске, Украина

С 2009 года играет в системе «Ак Барса»

Бронзовый призёр юниорского ЧМ среди юниорских команд (2011)

Бронзовый призёр МЧМ (2013)

Бронзовый призёр ЧМ (2017)

3 мая 2017 года продлил контракт с «Ак Барсом» ещё на два года.

— Как крупное поражение от «Локомотива» пережили?
— Всякое бывает в хоккее, просто нужно сделать правильные выводы. Уже забыли неудачу, провели собрание и готовимся дальше.

— В Ярославле Джастин Азеведу получил серьёзную травму. Что там вообще произошло? 
— Неудачное столкновение. Конечно, очень жаль, что Джастин пока не сможет принимать участие в предстоящих матчах. Для нас это весомая потеря. Желаю ему скорейшего выздоровления, ждём его на льду.



— Как обычно у вас проходит ночь после поражения?
— В основном сразу после игры переезд, он занимает такое продолжительное время, что там уже приезжаешь в отель и в середине ночи просто спать ложишься.

— Помните ночь после поражения в полуфинале сборной Канаде на чемпионате мира в Кёльне?
— Обидное поражение было. Ничего страшного, это жизнь. Никто проигрывать не хочет, но поражения случаются. Такие вещи, наоборот, какой-то стимул придают, чтобы расти дальше и двигаться вперёд.

— Вы в целом довольны своей игрой на ЧМ? 
— Есть над чем работать, уровень там другой, сразу видны какие-то свои недочёты, ошибки. Начинаешь понимать, к чему нужно стремиться, где стоит подправить свою игру.

— Турнир вы начинали в звене с Сергеем Мозякиным, согласны, что после его травмы немного потерялись на льду?
— Не знаю даже, как сказать. Мы выполняли то, что от нас требовали. В основном это игра на команду. Старался выполнять все задачи, которые давал тренерский штаб мне. В целом, думаю, все ребята старались и сделали всё возможное.

— Вы расстраивались, что не получалось забить почти весь турнир?

— Расстраиваться нужно, когда нет моментов. Моменты есть, а голы придут, и удача тоже придёт.

— Чему научились на чемпионате мира?
— Это такие тонкие хоккейные детали, что сложно объяснить. Я думаю, они должны остаться при мне.

 

«Идеальный выходной — я просыпаюсь, а за окном океан»

— В 2013 году вы выступали на молодёжном чемпионате мира в Уфе. Общаетесь с ребятами из той сборной? 
— Есть с те, с кем плотно общаемся, кого-то просто хорошими знакомыми могу назвать. В принципе все друг друга знают, всегда рады видеть.

— Удивлены, что кто-то из той сборной довольно большого прогресса добился, Кучеров — один из лучших в НХЛ, а кто-то застопорился в развитии?
— Не думаю, что я тот человек, который должен говорить об этом. Я отвечаю за то, что делаю я, а другие сами пусть отвечают за свои действия.

— Никита Кучеров говорил, что помнит каждую свою шайбу. А вы?
— Если видео посмотреть, то, конечно, вспомню. А так сложно говорить. Есть моменты, которые заседают в памяти навсегда, а есть, которые оттуда вылетают, потому что это такое свойство человеческой памяти — забывать что-то. Безусловно, есть и то, что не забывается.

— Что у вас в памяти сидит?
— Так можно до утра перечислять (улыбается). Яркие эмоции были, когда Валера (Ничушкин) забивал в овертайме канадцам (в матче за третье место на МЧМ-2013. — Прим. «Чемпионата»). Такое остаётся навсегда, ради таких моментов стоит жить и работать. Это бесценно.

Видео можно посмотреть по ссылке

— Все свои хет-трики помните? 
— Их не так много было, чтобы забывать, поэтому все помню (улыбается).

— Вы пересматриваете свои матчи, видео голов? 
— Это неотъемлемая часть нашей работы, ты должен это делать. Стараемся время от времени обращаться к этой практике. 

— Насколько часто это делаете? Кучеров говорил, что после каждого матча приходит домой и пересматривает основные моменты. 
— У нас есть видеоаналитик в команде, который отвечает за это. Можем подойти в любой момент и посмотреть, что хотим. 

— Как часто вы это делаете?
— Время от времени, но не каждый день. Когда чувствую, что мне это необходимо, иду и смотрю. 

— Кто для вас самый большой критик?
— Я сам. 

— Много критикуете себя?
— Можно это при мне останется? Вообще никогда не критикую, я же такой классный (смеётся)!

— Можно сказать, что вы 24 часа в сутки живёте хоккеем, или иногда нужно отвлечься?
— Разумеется, нужно отвлекаться когда-то от хоккея. Но есть рамки, за которые мы не должны выходить — начиная с режима и заканчивая небольшими деталями. В целом мы живём в мире хоккея, но в нём есть время, чтобы отвлечься, но отвлечься правильно. 

— В отпуске позволяете себе выключить голову и забыть о хоккее?
— Отпуск для этого и создан (улыбается)

— Многие хоккеисты с вами бы не согласились. Кто-то всё время смотрит хоккей, живёт им. 
— Ну, можно к этому по-разному относиться. Можно быть постоянно напряжённым и вникать в каждую деталь, а можно просто смотреть хоккей и наслаждаться им. А так думаю, что отпуск — это время для того, чтобы отключиться и забыть обо всём. 

— Какой для вас идеальный выходной?
— Я просыпаюсь, а за окном океан (смеётся). Беру доску и занимаюсь сёрфингом. Прихожу, сплю и так всю жизнь. 

— А как же хоккей?
— Да ну его, иногда можно же (смеётся). Когда захочется развеяться от сёрфинга, посмотрю и хоккей. Вы же спросили про идеальный выходной, вот так его и представляю. 

— Откуда у вас такая любовь к сёрфингу?
— Да это так, от балды. Мне нравилось, захотелось попробовать. Два года назад на маленькой волне попробовал. Прикольно, интересный вид спорта. Помогает отвлечься и не думать ни о чём. 

— Сейчас уже на больших волнах можете кататься?
— Этим летом не ездил, так что остался на прежнем уровне.

— По ходу сезона успеваете смотреть матчи других команд?
— У меня лично это не получается. В основном идёт подготовка, график довольно плотный, и в приоритете подготовить себя к матчу, чем смотреть хоккей. Если есть свободное время, то я всегда с удовольствием смотрю.

«С Галиевым и Клинкхаммером говорим на английском»

— Кто для вас лучший центральный нападающий на планете? 
— Кросби, наверное. Человек делает всё быстрее и всё на долю процента лучше, чем другие. Из таких мелочей и складывается результат. 

— Что скажете про Макдэвида, он в 20 лет чуть ли не главная звезда НХЛ?
— Прекрасный хоккеист. Тут любой вменяемый человек так ответит. 

— Из россиян кто круче — Дацюк или Малкин? 
— Не знаю. Оба высококлассные хоккеисты, два прекрасных игрока, здорово, что выступают за нашу сборную. 

— Сложно играть против Дацюка?
— Думаю, на этот вопрос не нужно отвечать (смеётся)

— В «Ак Барсе» на льду понимаете Клинкхаммера и Галиева с полуслова?
— Да, они отличные парни и на льду, и вне льда. Без проблем с ними находим общий язык и просто стараемся вместе улучшать свою игру. 

— Быстро сыгрались?
— Иногда нужно просто чувствовать партнёра, играть в хоккей, а взаимопонимание порой приходит даже без слов.

— На каком языке вы общаетесь?
— Рабочий язык у нас английский. 

— Чему научились у Андрея Маркова за эти несколько месяцев? 
— Это надо защитников спросить (смеётся). Давайте их позовём и спросим. 

— Вы видите себя на льду в 38 лет, как Марков?
— Большой труд — показывать классный хоккей на протяжении стольких лет. Андрей находится в прекрасной форме, здорово играет, и возраст никакого значения сейчас не имеет. 

— В СКА молодёжь обращается к Дацюку Павел Валерьевич, а в «Ак Барсе» молодые игроки тоже называют Маркова по имени-отчеству?
— Не, к Андрюхе так не обращаются. У нас такого точно нет.

«Я не читаю прессу о себе, мне неинтересно»

— Старт сезона у вас откровенно не задался, было много критики в прессе. В чём причина?
— Критику я не читаю, вообще прессу не читаю.

— Так все хоккеисты говорят, а на самом деле всё читают! 
— Каждому своё. Мне просто неинтересно. Без обид. Я люблю вашу профессию, но не читаю. У нас есть тренеры, которые говорят о наших ошибках, о чём-то положительном или отрицательном. Отвлекаться на то, что пишут, мне не нужно. 

— Из-за чего же всё-таки на старте сезона были проблемы?
— Результат приходит через работу, везение тоже приходит через работу. В таких ситуациях нужно просто не горячиться, а продолжать работать. Бывает много разных факторов — невезение, недоработки. Это в совокупности даёт впечатление, что у человека не идёт игра. Но на самом деле не всё так просто. 

— Существует версия, что вы притормозили из-за того, что не подписали контракт с клубом НХЛ и потеряли мотивацию. 
— Никто не знает ответа на это. Случилось так, как случилось. 

— То есть вы не считаете это фактором?
—…(Улыбается.) 

— Перед тем как стало известно о дисквалификации Даниса Зарипова, вас видели вместе с ним в звене. Могла эта ситуация сказаться на вашем выступлении на старте сезона?
— Нет, это никак не связано.

— Вам бы хотелось когда-нибудь сыграть с Данисом в одной тройке?

— Хотел уже в начале сезона. Но это такая ситуация, которую просто нужно принять, от меня же тут ничего не зависит. Я её никак не исправлю. Был бы Зарипов, играл бы с ним. Его дисквалифицировали, и думать об этом не имеет никакого смысла. Нужно исходить из того, что есть. 

— Какая была ваша первая реакция, когда узнали о дисквалификации Зарипова?
— Эта новость поразила меня. Неприятная ситуация, которая негативно сложилась лично для Даниса, да и в целом для «Ак Барса». Для команды это была весомая потеря. 

— Вам объявили об этом в команде или узнали через прессу?
— Кто-то сказал в команде, так и пошло, тема начала развиваться, в итоге все об этом узнали.

 

«Хотел бы выучить немецкий и испанский языки»

— Почему вас нет в «Инстаграме»?
— Такой же ответ, как и про прессу. Неинтересно. 

— Вы известный любитель философских произведений. Откуда у вас появился интерес к Герману Гессе?
— От безделья, наверное (смеётся). Ну, свободное время есть, почему бы и не почитать. Это то, что мне действительно интересно. 

— Нельзя же просто так взять и решиться читать такие сложные романы. «Игра в бисер» не лежит на витринах «Буквоеда». 
— А вот «Игру в бисер» я как раз и не прочитал, потому что она оказалась слишком тяжёлой для меня. Вот к этому действительно надо придти, потому что сложное произведение. В каждой книге можно почерпнуть что-то для себя. Думаю, это хороший опыт. Ведь люди с того времени никак не изменились, жизненные приоритеты остались прежними. Интересно почитать, какое мнение было у действительно великих людей. 

— Какая последняя прочитанная книга?
— «Шантарам», роман Грегори Дэвида Робертса. 

— Читали Томаса Манна? Известный немецкий философский романист. 
— Нет, может быть, займусь в будущем. 

— «Улисс» Джойса считают вершиной литературного искусства. Осилите? 
— У меня нет такой цели — осилить какое-то произведение. Я читаю в удовольствие, цели прочитать как можно больше книг или прочитать то, что не понимают другие, у меня нет.

— Сколько книг на французском прочитали? 
— Не читаю на французском книги. 

— Вы же в одном интервью говорили, что можете…
— Я могу читать по-французски, но это сложно для меня. Надо сидеть с книгой и со словарём, плюс переводчик. 

— Когда успели выучить и английский, и французский?
— Полтора языка, если так можно сказать, это не такое уж достижение. Обычное школьное образование, плюс сестра со мной дополнительно занималась английским. Была бы возможность, интересно было бы осилить ещё несколько языков. Просто сейчас нет времени. 

— Какие хотели бы ещё выучить?
— Если брать из того, что может пригодиться в жизни, то это или немецкий, или испанский. 

— Расскажите, кто у нас ещё любитель высокой литературы среди хоккеистов? 
— Ой, знаю таких! У нас Рафаэль Батыршин что-то такое читает, вкус у него, конечно, не очень (смеётся). Альберт Яруллин в эту поездку книгу взял. В общем, периодически все читают, не я один такой. 

— Может быть, вам пора книжный клуб организовать?
— Думаем над этим. Может, как-нибудь и обсудим это. 

Мимо прошёл один из хоккеистов «Ак Барса» и направился к выходу. 

— Вот пошёл под звёздами читать, — усмехнулся Владимир. 

— Большинство молодых хоккеистов рубятся в FIFA, вы, получается, в это время книги читаете?
— Я могу поиграть, точнее, могу проиграть кому-нибудь (смеётся)

— Почему сразу проиграть? 
— Ну, так я же не играю, поэтому и проигрываю всем (смеётся). Но, в принципе, почему бы и нет. Это тоже своеобразная смена обстановки, хорошее развлечение. Иногда с друзьями бывает весело. Им точнее весело, а мне, конечно, не очень (смеётся)

— Вас занудой никогда не называли?
— Нет, вроде бы. 

— С Кириллом Капризовым общаетесь, вы ведь вместе на Евротуре играли?
— Да, общаемся, как и с Толей Голышевым, переписываемся с ними. Очень хорошие ребята. 

— По ходу сезона поддерживаете контакт? У Капризова вон какая сумасшедшая конкуренция в ЦСКА.
— С ним в Сочи на предсезонном турнире виделись, а с Голышевым недавно переписывались, у него сейчас травма, восстанавливается. Скорейшего выздоровления Толе, он прекрасный игрок и человек. 

— Какой жанр кино предпочитаете? Тоже что-то серьёзное? 
— Драмы люблю. Да вообще всё что угодно. Нет какого-то определённого направления. Могу и фантастику посмотреть, и ужасы.

— На «Матильду» пойдёте?
— Это наш русский фильм, да?

— Да, про Николая II и балерину. 
— Я, кстати, трейлер смотрел, крутой фильм, обязательно посмотрю его. 

— Вас не удивляет, что вокруг него какой-то неадекватный ажиотаж? Поклонская призывала запретить фильм. 
— Не знаю, что они там думают. Я приду и получу удовольствие от фильма и всё.

— Рэп-баттлы вам интересны, от которых сейчас фанатеет молодёжь? Знаете, кто такой Гнойный и Оксимирон?
— Кто?

— Я тоже не сильна в этом. Но весь Интернет только и говорит о рэп-баттлах. 
— Вот молодцы ребята (смеётся).

«До сих пор живу на базе «Ак Барса», мне так удобно»

— В прошлом году вами интересовалось более 10 клубов НХЛ. Остались в «Ак Барсе», потому что просто не смогли выбрать?
— Именно поэтому и остался (улыбается). Подумал: «Что-то выбирать много, лучше останусь» (смеётся). А если серьёзно, то принял такое решение, потому что посчитал, что на данном этапе мне лучше будет задержаться здесь. 

— Не думали, что с вашим французским вам в «Монреаль» надо? Там как раз нет сильного центрального нападающего. 
— С моим французским мне лучше тут остаться (улыбается).

— На Олимпиаду собираетесь?
— Чемодан-то собран. Туда попасть надо, а играть там хочет каждый. Всё зависит от нашей игры, а о желании и спрашивать не надо. Сегодня сыграю хорошо, а завтра плохо. Тем и хорош хоккей, что в любой момент всё может измениться. Надо не думать о попадании на Олимпийские игры, а работать и показывать хороший хоккей.

— Может получиться так, что на Олимпиаду поедут только хоккеисты СКА и ЦСКА? 
— Поедут всё равно лучшие, и неважно, из каких они клубов. 

— В КХЛ доминируют один-два клуба, а к СКА все относятся с ненавистью. Особый настрой на матчи с петербургскими «армейцами»?

— Ненависть — не совсем то слово, которое подходит в данном случае. Есть хорошая команда с хорошим составом, которая выигрывает. Всегда хочется обыграть сильный клуб. Это спорт. И это только касательно спорта — есть конкуренция и желание выиграть. 

— Правда, что вами интересовался СКА?
— Я ничего не могу по этому поводу сказать.

— Пошли бы в команду, где такая же жёсткая конкуренция, как сейчас в ЦСКА?
— Тут надо размышлять, так просто на такой вопрос не ответить. Я бы размышлял. 

— Летом вы подписали на новых условиях контракт с «Ак Барсом». Во сколько раз ваша зарплата увеличилась? 
— (Смеётся.) Давайте следующий вопрос. Это же коммерческая тайна, ничего не могу вам сказать. 

— До сих пор живёте на базе «Ак Барса»?
— До сих пор живу на базе (улыбается). Там все условия есть, мне очень комфортно. 

— На какой машине ездите?
— На чёрной. 

— Автомобилями вообще интересуетесь?
— Только как средством передвижения. У меня нет желания купить какую-то помощнее, поновее, вообще не гонюсь за этим.

«Мне комфортно и в Киеве, и в Казани»

—- В 12 лет вы переехали из Киева в Казань. Считаете себя украинцем или больше русским?
— Вопрос такой… Когда вы приедете на Украину, пообщаетесь там с людьми несколько дней и тоже будете «шокать». Я это к чему говорю — люди ко всему привыкают. Менталитет у этих стран действительно разный. В Казани мне комфортно, приезжаю в Киев — мне там тоже очень уютно. Везде есть свои плюсы. 

— Где какие плюсы?
— Казань — спортивная столица, там очень хорошая инфраструктура, достаточно хорошее образование. Нормальные дороги, а это немало важно для людей, которые живут в этом городе. Ребёнка можно отдать в разные виды спорта, это очень круто. Киев — культурная столица, это страна, где ты приходишь на рынок купить помидоров, а покупаешь всё, что хочешь. В плане питания Киев — очень крутое место. Потом приезжаешь в другой город и сильно чувствуешь разницу. Плюс менталитет украинцев другой, отношение к жизни несколько отличается, люди другие. 

— Часто бываете в Киеве?
— Редко, только летом. 

— Родители где живут?
— На Украине. Гостят у меня часто, мама приезжает в Казань. 

— Украинский язык знаете? 
— Да, так же как русский. 

— В Киеве сейчас преимущественно на украинском говорят?
— Если два человека встретятся и один будет говорить на русском, а другой на украинском, то в принципе никаких проблем у них не будет. Все понимают оба языка. 

— На вашей семье как сказались политические волнения, произошедшие несколько лет назад?
— Тут надо брать в целом и говорить, как это отразилось на народе. Наверное, не совсем хорошо. Жить в мире гораздо комфортнее и приятнее. На самом деле, эта ситуация не нравится никому. Обычно не рассуждаю на политические темы, потому что от нас же всё равно ничего не зависит, решают другие люди, а нам приходится только смириться и искать выходы из ситуации. 

— Политика вам интересна?
— Я читаю новости, но чтобы у меня был какой-то грандиозный интерес, то такого нет.

«Отпуск предпочитаю проводить с семьёй, у меня маленькая племянница»

— Какая последняя новость вас удивили или потрясла?
— Ситуация в Вегасе (2 октября в Лас-Вегасе произошло массовое убийство, мужчина расстрелял 59 человек на концерте музыки кантри. — Прим. «Чемпионата»)

— Видели трогательную церемонию, посвящённую этой трагедии, перед первым домашним матчем «Вегаса»?
— Видел, это, конечно, правильный шаг. Не вижу никаких отрицательных моментов в этом поступке. Они стараются поддержать свой город, людей, которые потеряли своих близких.

 

— Есть ли в этом смысл, ведь людей уже не вернуть?
— Есть такое выражение: «Для триумфа зла достаточно, чтобы добрые люди ничего не делали». Безразличие, равнодушие и бездействие — тоже грех. Люди пытаются сделать то, что они могут. И пусть это будет мелочь, всё равно кому-то она поможет, вызовет улыбку. 

— Бывали в США?
— Нет, только в Канаде. Мы приезжали туда играть в хоккей, особо страну не посмотрел. Судить о ней можно, только если поживёшь в ней несколько лет. Так, конечно, Канада прекрасная страна, всё там круто. 

— Играть в хоккей в Канаде круто?
— Да, естественно. Там немного отличается обстановка на матчах.

— Не было мысли поехать в отпуск в Америку?
— Отпуск не такой большой, чтобы так далеко летать. Хочется время с семьёй провести. Будет возможность — съезжу. 

— Где отпуск предпочитаете проводить?
— На море (смеётся)

— Артемий Панарин любит в походы ходить, кто-то на рыбалку. 
— Я подстраиваюсь под семью, у кого как получается. Племянница у меня маленькая, подстраиваемся под сестру и маму. Выбираем то, что всех устраивает. 

— Вы семейный человек. В ночном клубе вас не встретить?
— Нет, наверное. Но когда-то бывал с друзьями. 

— Без книжки?
— В туалете закрывался и читал (смеётся). На самом деле, нельзя так человека в рамки загонять, отдых — смена деятельности, он должен быть разным. Человек же развивается в разных направлениях. Какие-то интересы могут быть более глубокими. А так можно выбраться с друзьями куда-то, посидеть, посмеяться и хорошо время провести. Это не есть плохо.

Источник: «Чемпионат»

Один из лидеров «Ак Барса», нападающий сборной России 24-летний Владимир Ткачев очень неудачно начал нынешний сезон. Забив в первом матче «Куньлуню», следующие 9 туров Володя провел «в сухую», не забросив ни одной шайбы. И как результат, один матч он провел в качестве зрителя, будучи выведенным из состава. Помогло. Вернулся в строй и стал забивать в четырех матчах подряд. О причинах таких метаморфоз и о том, что для него значат новые партнеры, и на каком языке он с ними общается, Ткачев рассказал корреспонденту ИА «Татар-информ». После чего отметился хет-триком в Нижнем Новгороде!

–Что чувствует хоккеист, когда узнает, что не будет играть? И кто обычно сообщает такие грустные вести – тренер, администратор? 

– Никто не говорит, просто объявляют состав на игру, и ты узнаешь, что тебя там нет. 

– Не первый сезон тебя по праву считают одним из лидеров команды, ты отыграл 15 из 16 первых матчей «Ак Барса» в нынешнем сезоне. Не было желания выяснить, почему это тебя отправили в запас? 

– Если это не связано с какими-то травмами и болезнями, то игрок сам должен понимать причину непопадания в состав. 

– В твоем случае, ты хорошо понимал эту причину? 

– Надеюсь, понял. 

– Когда у форварда идет такая черная полоса, как у тебя – 9 матчей без голов, на что можно попенять, на невезение, психологические проблемы, недопонимание с партнерами? 

– Черное не всегда такое черное, как нам кажется. Просто нужно использовать любую ситуацию, в которой ты бы ни находился. И учиться в таких моментах. Подчеркивать для себя нужные моменты, только так мы растем. 

– Значит, ты извлек для себя пользу из пропущенного матча? 

– Не люблю об этом говорить, просто хочу играть в хоккей. Получать от этого удовольствие, приносить пользу команде – вот что я хочу. 

– Сезон в разгаре, летом у тебя был реальный вариант попытать счастья в сильнейшей лиге мира – НХЛ, но ты остался в «Ак Барсе», не жалеешь о содеянном? 

– Самое сложное – это сделать выбор, потом ты с ним живешь, вот и все.

– Поговорим о роли партнеров. Нетрудно было заметить, что забивать ты начал, игра пошла после того, как тебя поставили в одну тройку с Робом Клинкхаммером и Станиславом Галиевым. 

– Роль партнеров действительно важна, с ними нужно находить взаимопонимание, стараться помогать друг другу в плане игры, и не только, этого все хотят. Поэтому важно, как можно раньше добиться взаимопонимания с партнерами. 

– Кстати, какой рабочий язык в вашей тройке, где играют русский, татарин и канадец? 

– Английский рабочий! 

– А что, Клинкхаммер после двух сезонов в минском «Динамо» даже с русским матом не знаком??? 

– Как-то не спрашивал его об этом. С другой стороны, Роб за последние два года просто не мог не познакомиться с нашей непечатной лексикой. 

– Впереди у «Ак Барса» сложнейший пятиматчевый выезд: Нижний Новгород, Москва («Динамо»), Ярославль, Санкт-Петербург и Хельсинки. На момент нашего разговора (7.10) «Йокерит» одержал 11 побед подряд, а СКА – 19, установив новый рекорд КХЛ. Что думаешь о матчах с этими командами? 

– Все мысли в моей голове сейчас о «Торпедо», именно с ними нам играть в начале этого выезда 9 октября (победа «Ак Барса» 5:0, Ткачев забросил три шайбы – прим. Т-и). 

– И все-таки, тебя лично впечатляет игра СКА? 

– Мы со своей стороны стараемся делать тоже самое.  

– Нынешний сезон чем-то отличается от предыдущего, кадровых изменений не много? 

– Вы правильно заметили, что с прошлого сезона в команде осталось много ребят, возможно, мы стали более сплоченными. Возможно, в команде возросла конкуренция за место в основе. Возможность расти – это очень важный момент. И в прошлом году у нас была приличная команда и это тоже показатель. 

– Как команда играет, так на нее и ходят. Предпоследний домашний матч «Ак Барса» с «Сибирью» посетило 6 500 зрителей, футбольный «Рубин» собрал на своей последней игре с «Амкаром» – 5 614 человек. Отметим, что хоккейная «Татнефть Арена» вмещает 8 500 зрителей, футбольная «Казань Арена» – 45 000. Как тебе такая посещаемость футбола и хоккея на одной набережной Казанки? 

– Прежде всего, хочу сказать спасибо нашим болельщикам за такую поддержку. Но я не вижу взаимосвязи между посещаемостью домашних матчей «Ак Барса» и «Рубина». Так же буду рад за футболистов, когда на них будет ходить много зрителей. Спортсмены всегда чувствуют поддержку болельщиков. Играть при полных трибунах это всегда большое удовольствие. А на играх «Рубина» я был пару раз, но в этом сезоне пока не было такой возможности. 

– Помимо футбола, какие-нибудь спортивные мероприятия в Казани посещаешь, ведь наш город по праву считается спортивной столицей России? Здесь играет сильнейший в Европе волейбольный мужской клуб «Зенит», не менее амбициозное женское «Динамо», силен баскетбольный «Зенит». Есть даже 15-кратный (!) чемпион России – «Динамо», хоккей на траве. Выбор обширный. 

– Да, Казань – это большая столица и спортивная, конечно. Это однозначно. Но по мне лучше почитать книгу. 

– Какую последнюю прочитал? 

– Недавно прочитал «Шантарам» – роман австралийского писателя Грегори Дэвида. 

– Не могу не спросить про личную жизнь, это самая актуальная тема для многочисленных болельщиц «Ак Барса». Твое сердце занято? 

– В моем сердце – моя семья. Это папа, мама, они живут в Киеве, любимая сестра и племянница. Если коротко, то с работой мне повезло больше, чем с девушками.

 

источник  Sntat.ru

Ещё статьи...