Top Stories

Grid List

Генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Леонид Вайсфельд порассуждал о перспективах Дениса Хлыстова в качестве тренера. Хлыстов начал работать в штабе уфимской команды МХЛ «Толпар».

«Я очень доволен тем, как работает Денис. Нам как раз нужен был такой человек. С одной стороны, это воспитанник башкирского хоккея, олицетворение команды, он долгое время был капитаном. С другой стороны, он был очень авторитетным игроком, и эту связь между тренерами и игроками он должен осуществить. Я считаю, что, когда очень большая разница в возрасте, это проблема, потому что люди должны понимать, чем живут молодые хоккеисты. Я знаю, что игроки очень довольны тем, что Денис работает в клубе. Он многим может подсказать. При должном отношении он может вырасти хорошим тренером», — цитирует тренера телеканал БСТ.

Источник: «Чемпионат»

Президент ИИХФ Рене Фазель прокомментировал решение Даниса Зарипова и его представителей о подаче апелляции в спортивный арбитражный суд на решение о двухлетней дисквалификации.

«Очень хорошо, что Зарипов подал апелляцию. Он все время говорит, что не принимал допинг. Его проверяли много раз, его пробы никогда прежде не были положительными. Он пытается спасти свою репутацию. Зарипов всё делает правильно. Мы же приняли решение на основании допинг-теста. Я считаю, что это не его вина. Я на 100 процентов уверен, что он поступает правильно», – приводит слова Фазеля агентство «Р-Спорт».

 

фото Livesport

Защитник «Амура» Михал Йордан рассказал о том, почему принял решение перейти в хабаровский клуб из «Ак Барса».

«После того как я не подписал новый контракт с «Ак Барсом», агент стал искать новые варианты. Одним из звонивших был Александр Могильный. Я навёл справки о хабаровской команде у своих чешских коллег и друзей. Всё, что мне рассказали о команде и городе, понравилось. Всё оказалось правдой. После Северной Америки я стал охотнее общаться с болельщиками. Я открыт для общения, в детстве мне тоже нравилось брать автографы у известных игроков», — заявил игрок в эфире программы «PRO Хоккей».

«Ак Барс» в заключительный день розыгрыша Кубка Латвийских железных дорог одержал победу над минским «Динамо» со счётом 3:2 ОТ. 

Казанцы отыгрались со счета 0:2, а победный гол в овертайме забил Джастин Азеведо.

Таким образом, «барсы» заняли третье место на турнире в Риге. Напомним, что в предыдущие три года «Ак Барс» становился победителем турнира.

В игре с минчанами первую шайбу на турнире забросил нападающий Станислав Галиев, вернувшийся в команду из сборной России после матчей в Сочи.

В заключительном матче между рижским «Динамо» и ярославским «Локомотивом» (начало в 19.30 мск) определится обладатель кубка ЛЖД.

Хоккей. Кубок ЛЖД. Матч за 3-е место 
Динамо (Минск) – Ак Барс (Казань) – 2:3 ОТ (1:0, 1:1, 0:1, 0:1)
17 августа. «Арена-Рига».
1:0 Китаров (Лингле, 03:46)
2:0 Дрозд (Хенкель, 23:33)
2:1 Галиев (32:52)
2:2 Азеведо (Секач, 43:47)
2:3 Азеведо (Марков, 63:01)
Вратари: Энрот – Гарипов

«Ак Барс» (Казань) – «Металлург» (Магнитогорск). 1:4 (1:2, 0:1, 0:1). 

30 марта. Казань. Ледовый дворец «Татнефть Арена».

8890 зрителей. Судьи:  В.Гашилов, Р.Гофман, А.Отмахов, Ю.Иванов.

«Ак Барс» (10): Гарипов; Захарчук (2) – Мусин, Сидоров – Охтамаа, Яруллин – Батыршин, Абросимов; Секач – Ткачёв – Азеведо, Глинкин – Попов (2) – Глухов (2), Обухов – Малыхин – Чибисов, Лазарев – Хлыстов – Токранов (2). Командный штраф – 2 мин.

«Металлург» (10): Кошечкин; Бирюков – Антипин, Ли (2) – Будкин, Хабаров (2) – Терещенко; Мозякин – Коварж (2) – Зарипов (4), Осала – Сантала – Сёмин, Косов – Филиппи – Тимкин, Платонов – Калетник – Ден.Казионов.

Шайбы забросили: 

Коварж (Мозякин, Ли, 05.30, бол.),

Антипин (Мозякин, Коварж, 10.18, бол.),

Секач (Яруллин, Азеведо, 18.10),

Мозякин (26.24),

Платонов (Ден.Казионов, 45.20). 

 «Ак Барс» (Казань) – «Металлург» (Магнитогорск). 2:3 (1:0, 0:1, 1:2). 

28 марта. Казань. Ледовый дворец «Татнефть Арена». 8701 зритель.

Судьи: М.Сидоренко, С.Кулаков, С.Раминг, А.Отмахов.

«Ак Барс» (8): Гарипов (п.в. 59.00–60.00); Захарчук – Мусин, Сидоров – Охтамаа, Яруллин – Батыршин, Абросимов; Секач – Ткачёв – Азеведо, Обухов (2) – Малыхин – Варнаков, Глинкин – Попов – Глухов (2), Токранов (2) – Хлыстов (2) – Чибисов.

«Металлург» (16): Кошечкин; Бирюков – Антипин, Ли – Будкин (2), Хабаров (4) – Терещенко; Мозякин – Коварж (2) – Зарипов (2), Осала – Сантала – Сёмин (4), Косов – Филиппи – Тимкин, Платонов – Дм.Казионов (2) – Калетник, Железков.

Шайбы забросили: 

Азеведо (Секач, Яруллин, 12.13, бол.),

Мозякин (Ли, Зарипов, 31.55, бол.),

Глухов (45.56),

Зарипов (Ли, Коварж, 56.08),

Зарипов (Антипин, Коварж, 58.38).

 

Лучший российский защитник последнего десятилетия дал большое интервью корреспонденту "СЭ".

 

"МОНРЕАЛЬ"

– Весной меня уверяли, что вы из "Монреаля" никуда не денетесь. Что пошло не так?

– Трудно об этом говорить. Я действительно никуда не собирался уходить из "Монреаля". Но переговоры пошли не так, и я принял решение уехать в Россию.

– Вы же своих сыновей Андрея и Марка в Канаду перевозили зимой с прицелом на то, чтобы остаться?

– Это же мои дети. Я посчитал нужным, чтобы они были рядом. Мы же семья. И не важно, где мы в итоге оказались бы – должны быть вместе.

– А кто, кстати, выбирал им имена?

– Совместно.

– У вас же было предложение от "Флориды". Довольно серьезное, к тому же у вас там еще и дом есть.

– Предложений никаких не было. Так скажем, были просто разговоры.

– А другие клубы? Ходили слухи про "Филадельфию".

– Вы лучше спрашивайте меня, а не верьте слухам. Я не хочу и не буду врать. С "Филадельфией" даже разговоров не было.

– Все уперлось в срок или все-таки в сумму?

– Надо закрыть эту тему, потому что "Монреаль" не устроило то, что просил я, а меня не устроило то, что предлагали они. Теперь я игрок "Ак Барса". Лучше сосредоточиться на этом.

– Вы же сами говорили, что согласны были заключить контракт на год, а не на два, как изначально хотели. И все равно не срослось, причем так совпало, что в "Монреале" не осталось русских.

– Задавайте этот вопрос напрямую Марку Бержевену.

– Когда уходил Радулов, Бержевен сказал: хотите преданности – купите собаку. Вы вроде бы проявили преданность, но в итоге уехали в КХЛ. Что он вам на это сказал?

– Мы с ним не общались после того, как я объявил о своем решении.

– А прощальную пресс-конференцию разве не при его участии была организована?

– Нет, это была моя инициатива. Я посчитал правильным ее организовать, потому что было много индивидуальных звонков со стороны прессы, а лучше было пообщаться всем вместе, сказать спасибо "Монреалю", который многое мне дал. Это ведь большая часть моей жизни.

– Как вообще Радулов влился в команду? Не возникало у него проблем с одноклубниками или тренерами?

– Саня – своеобразный игрок, своеобразный человек. Эмоциональный, в нем очень много энергии. В то же время, выходя на лед, он отдается игре полностью, и порой эмоции у него зашкаливают. Каким он был до этого – таким и остается. В коллектив он влился хорошо. Веселый в быту, общительный. Поэтому приняли его хорошо, и не было никаких проблем.

– Помню, как он пропускал пару матчей по болезни, кто-то увидел его в ресторане и считал выпитые им бокалы вина, после чего написал об этом в популярном хоккейном блоге.

– Я об этом не слышал. Но внимание там большое. В то же время хоккеисты – тоже люди. Надо же как-то расслабляться, отдыхать, проводить время с семьей и друзьями. Не можешь же ты сходить на тренировку, потом прийти домой и сидеть там безвылазно. У нас есть право на личную жизнь. А то, что сейчас так развиты соцсети, и тебя в любой момент могут сфотографировать, или снять с тобой видео – это не значит, что игроки только и делают, что гуляют и пьют вино. Придумать можно все, что угодно. А правду знает только один. Тот, который куда-то пошел. Но у него, значит, была на это причина.

– Мне рассказывали, что Бержевен был недоволен тем, что в "Монреале" вы часто собирались русской компанией.

– Ну как часто – на выездах ходили на ужины. Но я первый раз слышу, чтобы ему это не нравилось. Да и что в этом плохого?

– Говорили еще, что Нестеров был главным заводилой. Он такой же веселый, каким бывает в раздевалке?

– Нестеров – просто мастер (улыбается). Мастер в жизни, мастер на льду. Он веселый парень.

 

Андрей МАРКОВ (№79) в предсезонном матче "Ак Барса". Фото ХК "Ак Барс"
Андрей МАРКОВ (№79) в предсезонном матче "Ак Барса". Фото ХК "Ак Барс"

 

"АК БАРС"

– Вы совсем не видели себя в цветах другого клуба?

– Не то чтобы не видел. Были какие-то предложения. Но я до конца верил, до конца ждал, что будет возможность продлить контракт. Но получилось так, как получилось. Можно было, конечно, еще подождать – до сентября, например, и найти другой клуб. Но у меня большая семья, и я не хотел, чтобы она находилась в неведении: где мы в итоге окажемся, куда, может быть, переедем.

– Слышал, что ваша жена хотела вернуться в Россию.

– Вы с ней разговаривали (улыбается)? Нет. Ей нравилось в Монреале. И она с удовольствием осталась бы. Не было такого, чтобы она как-то давила на меня. Она всегда делала все, чтобы я получал удовольствие от своей работы. И куда бы я ни решил отправиться – мы бы поехали вместе.

– Учитывая вашу лояльность "Монреалю", когда вы объявили о возвращении, не назвав клуб, в голове сразу всплыло "Динамо".

– Были такие мысли – вернуться в "Динамо". Но все ведь знают, что сейчас происходит с клубом. А в "Ак Барсе" появилась возможность снова поработать с Зинэтулой Билялетдиновым. И я этому рад. С нетерпением жду чемпионата.

– Фактор Билялетдинова перевешивал какие-то другие?

– Когда разговаривал с агентом – попросил узнать о возможности перейти в "Ак Барс". И все сложилось настолько быстро, что даже стало сюрпризом для меня. Я ведь знаю, что Зинэтула Хайдарович всегда ставил, ставит и будет ставить перед собой самые высокие цели, а мне это подходит. Будем работать.

– Как он вас встретил? Изменился ли за годы?

– Стал, наверное, больше шутить, больше улыбаться. А так – такой же требовательный тренер, какой и был. И ребята под его началом работают с удовольствием. Пока у нас не было так много времени, чтобы пообщаться. В процессе еще наобщаемся – все выяснится.

– А в плане хоккейной философии как-то изменился? Он же объяснял вам, что хочет видеть и почему.

– Конечно, что-то изменил. Хоккей вообще меняется каждый год – в правилах, в трактовках, в подходе. Поэтому приходится перестраивать систему, игру.

– В любом случае хоккей Билялетдинова всегда был основан на разрушении. Сейчас – то же самое. Вам не хотелось попасть в какую-то более атакующую систему?

– Знаете, современный хоккей построен на том, что нужно хорошо играть в защите и быстро переходить в нападение. И насколько я знаю Зинэтулу Хайдаровича, он никогда не запрещал креативить в атаке, потому что без голов побед не бывает. Да, есть система, которой нужно придерживаться, но в нападении ты должен использовать что-то индивидуальное, что-то придумывать, делать так, чтобы создавать опасные моменты и забрасывать шайбы. Поэтому я бы не сказал, что у Билялетдинова хоккей чисто оборонительный.

– Даже с рижским "Динамо" "Ак Барс" применял излюбленный Билялетдиновым откат 1-4. Было забавно. При этом вы много подключались к атакам на Кубке ЛЖД, что, мягко говоря, не очень свойственно защитникам "Ак Барса". Билялетдинов предоставляет вам в этом смысле свободу?

– Тут не только во мне дело. Хоккей ведь действительно меняется, и сейчас все используют четырех игроков в нападении, подключая защитника. Наша команда – не исключение. И это, я считаю, нормально. Надо помогать нападающим, стараться поддержать атаку. Но, конечно, не просто бежать вперед. А делать это с умом, с головой. Чтобы не получать контратаки.

– Понятно, что вы пока мало с кем играли, но хотя бы на бумаге – способен ли "Ак Барс" побиться со СКА и ЦСКА, у которых и бюджеты выше и собраны едва ли не все звезды КХЛ?

– Сезон покажет, а он будет сложным со всеми этими перерывами. Да и нам, наверное, лучше думать о своей игре и строить команду, чем смотреть на соперников. И биться за результат на льду.

– Армейские клубы на вас не выходили?

– Нет.

– Кубок Гагарина-то держали в уме, когда переходили? Или только Олимпиаду?

– Рано говорить об Олимпиаде. Надо еще доказать своей игрой, что я готов выступать за сборную. Поэтому сейчас у меня все мысли только о чемпионате. И понятно, что хотелось бы выиграть Кубок Гагарина. Конкуренция большая, точно будет нелегко, но все предпосылки к победе у "Ак Барса" есть.

– Обратило на себя внимание, насколько вы комфортно и уверенно себя чувствуете на льду, при том что сезон в НХЛ стартует только через полтора месяца. Это говорит об уровне КХЛ?

– Не знаю, о чем это говорит. Есть еще, что можно подправить в моей игре. Когда я приехал в Казань – команда уехала в Нижний Новгород, и у меня не было такой возможности – тренироваться с ребятами. А их еще надо почувствовать, почувствовать размер площадки. Где правильно подкатиться, например. Такая хоккейная деталь, которая играет большую роль. Так что рано говорить о комфорте. Если говорить конкретно о широком льду – чуть-чуть непривычен он. Но в этом нет ничего страшного. Я много играл на таких, знал ведь, куда еду. Подстроюсь, привыкну. Видно, что больше простора у нападающих. Нельзя выбрасываться, нужно держать дистанцию.

– Потому что могут объехать?

– Не то чтобы объехать. Но, допустим, нырнешь, и если ты проиграл шаг, то можно потом уже не успеть. Поэтому мне нужно чуть-чуть времени. Но все будет нормально.

– В европейских лигах высокого уровня по статистике, там, правда, выборка не большая, совершается больше передач в среднем за матч, чем в НХЛ. О чем это может говорить? Хоккей в Европе менее бездумный?

– Передача передаче рознь. Если она завершилась атакой ворот, а то и голом – это одно. А если ты делаешь передачу, и там нет броска, нет никакой угрозы воротам – это совсем другое. Да, здесь, может быть, побольше передач за счет ширины площадки и простора, но ведь главная цель – забить гол. И не важно, как ты доставишь шайбу к чужим воротам – передачами, забросами или просто броском.

 

Андрей МАРКОВ (справа) и Пи. Кей. СУББАН. Фото AFP
Андрей МАРКОВ (справа) и Пи. Кей. СУББАН. Фото AFP

 

СУББАН

– Каково это – отыграть 16 лет в "Монреале"?

– Это незабываемо. Буду помнить до конца своих дней. Каждый матч – полная арена, все за тебя болеют. Выходить на лед – всегда большое удовольствие. Весь город натурально живет хоккеем. Бесценный опыт. На самом деле тяжело передать словами, каково это – выступать за легендарный клуб. Это нужно почувствовать. Я рад, что мне это удалось. Пришло время двигаться дальше.

– И все-таки, очень мало кому удавалось задержаться в "Канадиенс" так надолго – на целых 16 сезонов. Там ведь "сжирают" в два счета. Что делать, чтобы стать своим?

– Я даже не знаю. Я цели такой перед собой не ставил. Просто играл в хоккей, старался хорошо выполнять свою работу. Я благодарен "Монреалю" за то, что позволили выступать так долго в цветах клуба, но рецептов действительно не знаю. Тем более что это же бизнес, и никто не застрахован от обменов, и меня ведь могли обменять, но все обошлось, о чем я нисколько не жалею.

– Может быть, меньше разговаривать? Не сказать, что вы часто общались с прессой, давление которой там весьма высоко.

– Пресса, безусловно, играет большую роль в Монреале. И желательно, наверное, не обращать на нее внимания. Если постоянно думать о том, что о тебе написали или напишут, можно легко потерять нить игры. А надо именно играть и доказывать. От разговоров-то – позитивных или негативных – все равно никуда не уйти.

– Заокеанские коллеги говорили, что в Монреале желательно не слишком светиться. А то легко могут обменять, как всегда яркого Суббана.

– На самом деле Суббана любили и фанаты, и вся пресса, потому что он отличный игрок. По-моему, это просто был бизнес-ход. А почему он случился – вопрос к руководству.

– Видели ролик с Суббаном, где он пародировал Дона Черри?

– Не видел. Но он определенно веселый и общительный парень. Он такой, какой он есть, и его нужно воспринимать таким. Не стоит, я считаю, его менять. Это все равно не получится. У него есть цели, что немаловажно. И он очень любит хоккей, а его яркость – это даже хорошо.

– У него была веселая история в финале Кубка Стэнли, когда он рассказал журналистам, что Сидни Кросби не понравился запах из его рта, после чего пришел на матч с полной ополаскивателя сумкой. На льду он тоже всегда веселился, устраивая сессии треш-тока?

– Не слышал об этой истории. Наверное, опять кто-то что-то придумал. Суббан любит пошутить. Это плюс – люди расслабляются и не зацикливаются на одной какой-то ситуации.

– Каков тогда из себя Ши Уэбер, на которого Суббана обменяли? Он-то как раз всегда выглядит угрюмым.

– Он – противоположность Суббана, но отличный парень. Классный хоккеист, который не делает ничего лишнего на льду. Всегда правильно располагается и вовремя отдает передачу, вовремя оказывается там, где нужно оказаться, и имеет большой авторитет не только в команде, но и во всей лиге. И бросок у него, конечно, убойный.

– А что делает Кэри Прайса одним из лучших вратарей НХЛ?

– В первую очередь талант, работоспособность и то, насколько он спокойно играет вне зависимости от ситуации. Что бы ни происходило – он спокоен. Психологически он настолько силен, что справляется с любыми ситуациями, с давлением, которое обязательно есть в Монреале. И очень хорошо читает игру.

– Не давление ли является фактором того, что с 1993 года канадские клубы не выигрывали Кубок Стэнли?

– Пресса же не давит специально на команды, чтобы они не выигрывали. Наоборот, в Монреале каждый от мала до велика хочет видеть свою команду победителем Кубка Стэнли. Но где-то чего-то не хватает. Чего именно – не могу ответить на этот вопрос.

– Когда на первых полосах всех газет всегда хоккей, даже если не читать – это же как-то оседает в голове?

– Хоккей всегда на первых полосах, да, но лично я старался обходить стороной эти газеты.

– Еще одним из факторов называют высокие налоги. Разница, скажем, с Флоридой – 13 процентов.

– Тут же все зависит от желания игрока выступать за "Монреаль", а не от налогов. С ними-то ничего нельзя поделать.

 

ФРАНКОФОНЫ

– Переехав в Россию, вы потеряли в деньгах или наоборот?

– Я считаю, что это личный вопрос, и я не обязан на него отвечать.

– В свое время Алексей Ковалев, выступая за "Канадиенс", рассказывал на радио "Маяк", что в "Монреале" только видимость создается, что все одна команда. А в раздевалке происходит разделение на франкофонов и всех остальных, и обе стороны пытаются доказать друг другу, что они лучше.

– В любой команде есть европейцы – чехи, русские, шведы, – и это нормально, когда они больше общаются друг с другом, чем с остальными. Я такого разделения не замечал. И вообще – в последние годы в "Монреале" франкофонов было совсем мало.

– Еще Ковалев говорил, что стоит франкофонам добиться хоть сколько-то приличных показателей, как они сразу начинали звездить.

– Это же не только франкофонов касается, а всех, особенно молодых игроков, которые сыграли удачно несколько матчей. В Монреале пресса такова, что может сделать тебя за это суперзвездой. Но если ты не будешь поддерживать этот уровень – та же пресса тебя сделает уже антигероем. Таков, наверное, новый мир. В котором правят соцсети. С этим ничего не поделать.

– Вы так и не выучили французский. А мыслей выучить не было, чтобы попроще было общаться?

– Не было. Не ставил такой цели.

– В 2001 году вы назвали свой гол "Магнитке" от своих ворот в финале Евролиги пиком карьеры. Оглядываясь назад – что теперь считаете пиком?

– Я еще карьеру-то не закончил. Когда закончу тогда и будем разговаривать, вспоминая, где был пик.

– Но впереди-то – вероятно, не так много лет карьеры. Или вы хотите играть до 47, как тот же Челиос?

– В данный момент я не собираюсь заканчивать. И никто ведь не знает, сколько мне осталось. Я по-прежнему получаю удовольствие от того, что делаю. И смотрю с оптимизмом в будущее.

– Помнится, Вячеслав Фетисов мне рассказывал, что к 40 годам его достали все тренировки, так что порой было сложно заставить себя готовиться летом.

– Не важно, в каком возрасте ты находишься, потому что никому не нравится предсезонная подготовка. Что в 18 лет, что в 20, что позже – это всегда проходило тяжело. Но пройти через это ты должен, тебя это только закаляет и делает лучше. На самом деле я когда тренируюсь сейчас летом, у меня даже есть желание улучшить прошлогодние показатели, показатели за два года назад. Да, тяжело, но я получаю от этого удовольствие.

– Но готовиться стало тяжелее?

– Не заметил.

– Вы говорили, что теперь стараетесь не расслабляться, а начинать не то что подготовку, но активно заниматься разнообразными видами спорта как можно раньше после начала отпуска.

– Наверное, приучил свое тело, чтобы после окончания сезона продолжать поддерживать физическую форму, совмещая это с отдыхом. Не вижу ничего плохого, если в отпуске ты час-полтора потренируешься. Не так много времени это отнимает. Если у тебя есть цель – идешь к ней. Хочешь кушать все подряд – кушай. Хочешь расслабляться – расслабляйся. Хочешь соблюдать диету и держать себя в форме – будешь соблюдать и тренироваться. У меня такой образ жизни, у других – другой.

– Какую роль в подготовке играет Сергей Березин?

– Большую. Он ведет записи, подбирает упражнения. Мы, конечно, разговариваем, вносим что-то новое. Я благодарен ему, что он помогает мне в этом. Порой, бывает, встаем рано утром, если во Флориде готовимся, потому что днем жарища. Это тоже нелегко делать – вставать в полседьмого утра и идти тренироваться.

– Положим, пик карьеры еще впереди, но Квебек-2008, наверное, занимает особое место в памяти?

– Вспоминаю, конечно, но это уже было достаточно давно. Хотя, понятно, непередаваемо – выиграть чемпионат мира, да еще и у канадцев, да еще и в Канаде, да еще и в Квебеке, да еще и после 15 лет без побед. Когда Ковальчук забил, мы все все покидали на лед, выскочили, но не сразу поняли, что победили. Много эмоций было, но к этому сложно что-то добавить.

– Ряд болельщиков "Монреаля" считает, что ваш свитер должен висеть под сводами Belle Centre. Как сами считаете, вы достойны?

– Я благодарен этим болельщикам, но это ж не мое решение, а клуба, руководства и немножко выше – владельца. Если это произойдет – я буду очень горд. Не произойдет – значит, так тому и быть. А достоин ли – не знаю.

 

Андрей МАРКОВ считает Никиту ЗАДОРОВА перспективным защитником. Фото AFP
Андрей МАРКОВ считает Никиту ЗАДОРОВА перспективным защитником. Фото AFP

 

ЗАЩИТНИКИ

– Несколько дней назад разговаривал с Сергеем Зубовым, и он назвал вас лучшим российским защитником прямо сейчас. Согласны с ним?

– Спасибо ему, конечно, за такую лестную характеристику. Не знаю, никогда не считал себя лучшим защитником. Просто делал свою работу. Где-то получалось хорошо, где-то – не очень. Что помогало делать выводы, прибавлять. Кто лучший – игра еще покажет.

– А кто из российских ребят – по всему миру – вам импонирует?

– В НХЛ сейчас Задоров – перспективный. Молодой, хорошие габариты, хорошее катание. Сергачев подает надежды. Я еще с ним знаком – хороший парень, если будет продолжать работать – вырастет в очень классного защитника. В России много хороших оборонцев играет. Но на них еще надо посмотреть – когда сезон начнется.

– Задоров вас не прикладывал? Говорят, что под него – как под бульдозер попадаешь.

– Не сталкивался с ним.

– А кто из нападающих боли больше всех доставлял?

– Милан Лучич, наверное. Если под него попасть – будет несладко. Но в НХЛ вообще много физически одаренных крупных ребят. Никогда нельзя расслабляться. Нужно постоянно быть наготове, что тебе может прилететь.

– Лучич уже в "Эдмонтоне", но он был яркой составляющей дерби "Монреаля" с "Бостоном". Что происходит в раздевалке перед одним из главных противостояний НХЛ?

– Есть такие игры, которые пропитаны историей и традициями. И тут не надо дополнительно настраивать игроков, когда встречаешься с "Бостоном". И совсем не важно, на каких местах обе команды находятся в турнирной таблице. И даже если это предсезонная игра – все равно будет битва, очень эмоциональный матч, потому что так было десятилетиями.

– На льду обстановка накаленная – в плане общения с соперниками?

– Ну как, никто ж не хочет уступать. Эмоции иногда зашкаливают.

– Брэд Маршанд – сильно доставучий?

– Он, в первую очередь, хороший хоккеист, хоть у него и своя роль. Неприятно, конечно, против него играть. Но есть много ребят, которые играют в похожей манере. Конечно, на льду чего только ни услышишь. В каждой команде есть игроки, которые хотят зацепить, хотят вывести тебя из равновесия разговорами. Я стараюсь не обращать на них внимания. Концентрируюсь на своей игре.

– Кого из нападающих вам было сложнее всего сдержать в НХЛ? Понятно, что вы за 17 лет застали и Буре, и Форсберга с Сакиком, и Сундина с Айзерманом и Федоровым, и всех постлокаутных звезд, но кого бы выделили?

– Если всех перечислять… Очень много мне встречалось ребят, которым тяжело противостоять, у которых тяжело отобрать шайбу. Зато против них играть интересно. Это вызов.

– Кого-то видели в НХЛ техничнее, чем Ковалев? Его тренировки – это что-то невероятное.

– Ну на самом деле в НХЛ очень много техничных игроков, просто у каждого свой стиль, своя техника. Леха был, наверное, один из самых техничных. Я получал огромное удовольствие от игры с ним в одной команде. Наблюдать за ним, за его финтами, бросками – это здорово. Еще больше удовольствия получал, когда он забивал голы с моих передач.

– Ковалева называли в Монреале "Артист", вас – "Генерал".

– Не я придумал это прозвище, его придумала пресса. Нравится оно мне или нет – я не буду от него отказываться. Пусть оно будет.

 

Андрей МАРКОВ. Фото USA TODAY Sports
Андрей МАРКОВ. Фото USA TODAY Sports

 

ТРАВМА

– Чего, помимо Кубка Стэнли, не удалось добиться в НХЛ, о чем сожалеете?

– Вопрос прозвучал так, как будто я больше не вернусь в НХЛ. А я не считаю, что не вернусь. Не закрыл для себя туда дверь. Не собираюсь пока заканчивать. Когда закончится карьера, и если я больше не вернусь в НХЛ, тогда уже будем об этом разговаривать.

– А есть ли возможность досрочного расторжения контракта с "Ак Барсом", скажем, через год?

– Такого пункта в нем нет. Я буду придерживаться своего контракта, который рассчитан на два года. Когда закончится – тогда буду смотреть, что дальше.

– Держите в уме планку в 1000 матчей в НХЛ, до которой осталось провести всего 10 игр?

– Обидно, что не достиг ее. Но я не собираюсь на этом зацикливаться и думать об этом. Тем более я сам принял решение вернуться в Россию, о чем не жалею. Поживем – увидим. Может, еще будет не поздно ее достичь.

– Если бы не злополучное колено – давно бы выбили эту тысячу. Часто вспоминаете столкновение с Эриком Стаалом?

– Нет. Чего вспоминать-то? От травм никто не застрахован. Это, конечно, неприятно, но если посмотреть с другой стороны, то травмы эти научили меня по-другому готовиться. По-другому относиться к своему делу. И я даже рад, что через это прошел. Не опустил руки.

– Несколько дней назад разговаривал с Войтеком Вольски, который сломал шею. Он сказал, что та травма сделала его другим человеком.

– Когда в жизни происходит что-то неординарное, необязательно у спортсмена, ты начинаешь задумываться, что делать дальше и как, начинаешь переосмысливать какие-то вещи. Непростой период, но главное – не опускать руки. Я хотел самому себе доказать, что могу вернуться на прежний уровень. С шести лет занимаюсь хоккеем – это очень большая часть моей жизни. И люблю свою работу. Все это – помогло. Потому что было огромное желание играть.

– То, что вы в свое время играли центрфорварда, как-то помогло вам в карьере? Скажем, лучше просчитывать действия нападающих.

– Несомненно помогло. Мне это переход очень легко дался. Когда попал в "Химик" – первый год играл в центре, но очень мало, потому что выходил в четвертом звене. Бывало – по три-четыре смены за игру. Потом подошел Никитин ко мне, главный тренер, и спросил: могу ли я сыграть в защите. Я ответил, что смогу. Он поставил меня в первую пару, и оттуда все как-то закрутилось, поехало. Бывали после еще матчи, в которых я выходил на позиции центрфорварды, но с того момента я переквалифицировался, и мне это понравилось – появилось много игрового времени, стал играть с хорошими игроками против хороших, что мне и помогло в будущем.

– Когда вы появились в "Динамо", у вас был бешеный объем катания в каждой игре. И что удивляло еще больше – у Билялетдинова, чье "Динамо" предпочитало любым другим счета 1:0 и 2:1, вы набирали уйму очков.

– А сейчас все должны кататься много. Посмотрите, каким быстрым стал хоккей. Не будешь кататься – тебя объедут.

– Согласитесь, ваш стиль игры претерпел изменения. Больше внимания своим воротам, меньше подключений.

– Меняется хоккей, и ты меняешься.

– Колено на этом как-то отразилось? Или вы вообще забыли об этой травме?

– Я уже устал от этой темы. Все время пишут, мол, колени у меня, колени. Может, у меня палец болит? Но об этом почему-то никто не пишет. Эти догадки со стороны прессы мне непонятны вообще. Особенно когда нет информации. Да, у меня были проблемы с коленом, но все это уже в прошлом. И я не вижу смысла даже отвечать, когда мне задают такой вопрос.

– Билялетдинов вас как-то готовил к НХЛ? Вы же знали, что уедете после сезона-1999/2000?

– Не было такого, чтобы я подошел и попросил подготовить к НХЛ. Или он подошел и сказал, что хочет подготовить. Просто заложил базу, которая впоследствии мне помогла в Канаде, и я благодарен ему за это. Что прошел его школу. Конкретных целей с его или моей стороны не было.

– У вас недавно свадьба была, как и у Овечкина. Ему Путин звонил поздравлял, а вам?

– Мне Путин не звонил. Плюс у нас при входе все телефоны сдавали, чтобы насладиться праздником и общением.

– Чтобы потом не находить что-то в соцсетях, чего не хотелось бы находить?

– Да нет, никто не против соцсетей. Да это шутка про телефоны.

 

Игорь<br />ЕРОНКО

ЕРОНКО

Рига – Санкт-Петербург

«Сказал агенту, что хочу снова поработать с Билялетдиновым», – рассказывает Андрей Марков, один из лучших российских защитников в новейшей истории. Игрок намеренно ехал в Казань к тренеру, который помог ему стать большим хоккеистом. Строгий и сухой спортсмен в интервью «БИЗНЕС Online» говорит о выборе между школой и хоккеем в далёком 1996 году, сравнивает Монреаль и Москву, а также рассуждает о том, как его изменили травмы.

 

«НЕ ДУМАЮ, ЧТО МОГУТ ВОЗНИКНУТЬ КАКИЕ-ТО ПРОБЛЕМЫ»

 Андрей, правда что вы сами позвонили Зинэтуле Билялетдинову и сказали, что хотите играть в России только в «Ак Барсе»?

– Нет, я не звонил ему сам. Но не буду скрывать – сказал агенту, что хочу снова поработать с Билялетдиновым. Рад, что всё так сложилось. Перед отъездом в Северную Америку я проработал с ним два года (с 1998 по 2000 год Марков играл за московском «Динамо», в котором работал Билялетдинов – прим. ред.). Я знаю, какой он тренер и как подходит к делу – мне знакомы его требования. Поэтому с нетерпением жду начала совместной работы.

 Вы понимаете, что Билялетдинов 2000-х и Билялетдинов сейчас – это два разных человека?

– Все люди меняются. Я тоже не исключение. С годами опыт только растет, а Билялетдинов такой тренер, который каждый год ставит перед собой большие задачи. Я знаю, что он будет к ним идти независимости ни от чего.

 Билялетдинов не привык подстраивать свою систему под игроков. Сможете вписаться в его хоккей?

– Я не думаю, что могут быть какие-то проблемы. Я приехал сюда играть в хоккей и получать от этого удовольствие. Я осознаю и понимаю, что хоккей – это командный вид спорта, где от одного игрока мало что зависит. И знаю, что Билялетдинов придерживается командного стиля игры.

 В чем секрет успеха Билялетдинова, всё-таки, он побеждал в чемпионате ещё в начале нулевых, но остаётся востребованным до сих пор?

– Отношение к делу. Профессионализм. Дисциплина. У него до сих пор горят глаза к работе. У него есть цель, и он идёт к ней.

 Не потерял ли он хватку после Олимпиады в Сочи?

– Я думаю, что на эту тему надо разговаривать лично с ним. Олимпиада в Сочи для всех далась очень нелегко. Сейчас хоккей на таком уровне, что любая команда может выиграть чемпионат мира или еще какие-то турниры. У Канады сейчас настолько много игроков высокого уровня, что они могут параллельно собрать несколько сборных. Если они в последнее время всё выигрывают, то у них есть чему поучиться.

 На Кубке мира были шансы против них?

– Я считаю, на каждом турнире есть шансы. Просто нужно найти правильный подход и идти к этой цели. Не всегда это получается. Поверьте, каждый руководитель, каждый тренер, каждый игрок – все отдались по полной. Все расстраиваются плохому результату, когда есть хороший результат – радуются тоже все.

 Возвращаясь в Россию, вы понимали, что здесь реалии таковы, что фактически идет борьба за вторые места? У СКА и ЦСКА неограниченные возможности и солидный административный ресурс, который крайне сложно преодолеть.

– В хоккей играет команда. Чем более сплоченный коллектив, тем лучше ребята выполняют тренерские указания, тем больше шансов на победу. Победить может каждый.

 Вы следили за финалом Кубка Гагарина?

– Трансляции не смотрел. Читал что-то из прессы. Поэтому мне тяжело судить со стороны.

 Казань чем-нибудь похожа на Монреаль?

– Это такой же хоккейный город, где люди любят хоккей. Я чуть-чуть ознакомился с городом. Вижу, что спорт здесь очень популярен. Футбол, баскетбол, волейбол, есть теннисная академия. Правда, пока ещё нигде толком не был. Решаю вопрос с жильем, сейчас живу в гостинице, но ищу квартиру или дом.

 Клуб как-то помогает в этом вопросе?

– Да, мне дали риэлтора, который помогает. Здесь я пока один. Семья присоединится чуть позже. Я не поехал на турнир в Нижний Новгород, всё-таки акклиматизация и нужно было пройти медосмотр, да и на турнире очень плотный график был, за три дня команда сыграла три матча… Я готовился на базе, работал с тренером и катался с молодежной командой.

«Я ДО СИХ ПОР ПОЛУЧАЮ УДОВОЛЬСТВИЕ ОТ ХОККЕЯ»

 У вас был сложнейший период в карьере и жизни, с 2010 по 2012 году вы сыграли всего 20 матчей из-за травмы и рецидива, почти два года без хоккея. Как это время вас изменило?

– Не спорю, был сложный период. Вся эта история дала мне пищу для размышлений. Я изменил своё отношение к тому, как готовится и чего ждать. По-человечески эта ситуация сделала меня сильнее. Много людей, которые помогали мне пройти все эти травмы. это нелегко не только физически, но и просто морально. Я рад, что я все это прошел и даже не хочу сейчас смотреть назад. Хочу смотреть вперед.

 Сейчас вы понимаете почему это произошло? Сколько процентов здесь случая, сколько закономерности?

– Я не знаю. Возможно, в этом есть и доля моей вины. После первой травмы я поспешил выйти на лед. Сейчас как-то не хочется всё это анализировать. Всё это уже в прошлом. Почему так случилось? Наверное, так должно было произойти.

фото:Ахметов Л.

 

 Как вы нашли в себе силы, чтобы вернуться обратно?

– Вся наша жизнь – игра. Помню, когда только начинал в шесть лет играть, уже подумал, что посвящу хоккею всю жизнь. Это очень большая часть моей жизни. Я до сих пор получаю удовольствие от хоккея, поэтому я сейчас здесь. В то время у меня преобладали позитивные эмоции. Я старался себя настраивать на позитив и старался верить в то, что я могу вернуться и продолжать играть.

 Как себя не запустить в такой период?

– Каждый человек ставит перед собой какую-то цель. Он к ней идет осознанно. В то же время надо придерживаться какого-то графика, особенно если ты спортсмен. Тренировочного, восстановительного, питания – всё это должно идти в одном целом.

 Не возникало чувства вины перед командой?

– Я же не упал просто так на улице. Это спорт. Бывают разные травмы.

 Как клуб помогал в этой ситуации?

– Я считаю, что мне повезло с клубом. В «Монреале» настолько профессиональная команда, что они меня поддержали. Мы совместно прошли этот путь: строили какие-то планы на восстановление, проводили первые тренировки. Поэтому у меня нет ни малейшей претензии к клубу. Могу только сказать «спасибо».

 Сильно поменялась программа подготовки к сезону, с учётом подобного опыта?

– Наверное, поменялась. После сезона стараюсь не брать большую паузу. Стараюсь просто начинать потихоньку тренироваться – играть в теннис, бегать, кататься на велосипеде. Есть много разных занятий, с помощью которых можно поддержать физическую форму. Конечно, я стараюсь придерживаться и летнего плана. Он не очень отличается, просто есть какие-то коррективы.

 

«СОВЕТЫ БИЛЯЛЕТДИНОВА МНЕ ОЧЕНЬ ПОМОГЛИ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ»

2002/03.
Андрей Марков (№79) и 
Александр Могильный
Фото: Dave Sandford
/ gettyimages.com

 

 В КХЛ очень рваный сезон, много перерывов, нет единого ритма чемпионата, не будет ли для вас этот момент дополнительной сложностью?

– В командах в России стараются следить за физической формой. Это не то, что в Америке, где всех распускают и ты сам по себе, полностью уповают на твой профессионализм. Поэтому я думаю, что у тренерского штаба есть план на время пауз в лиге, у них уже накоплен опыт за годы работы.

 При вашем опыте в спорте вам лично вообще нужен ли тренер по физподготовке?

– Конечно, нужен человек, который тебе где-то подскажет и поможет. С другой стороны, тренироваться с командой и тренироваться одному – это две разные вещи. Даже в зале. С командой ты смотришь на партнеров, ориентируешься на кого-то, смотришь кто как делает упражнения.

 Сейчас многие ребята, особенно молодые, будут смотреть, сколько и как всё делает Марков. Готовы к этому?

– Я бы не хотел становиться таким человеком. Нам нужно быть командой, единым целом.

 Кто-то всегда идёт впереди.

– Вы сейчас забегаете вперед. Я всегда открытый человек для общения. Если нужен совет, нужна помощь – пожалуйста. Но я не тот человек, который будет подходить и говорить: «Ты должен делать так». Если есть необходимость – подходи спрашивай. К тому же сейчас много молодых игроков, у которых я сам могу чему-то научиться.

 Чему можно научиться у молодежи?

– Всегда есть чему. Всегда найдется человек, у которого можно что-то подсмотреть.

 У кого вы что-то подсматривали в последний раз?

– Не могу вам назвать определенного игрока. Если вернуться назад, в «Динамо», Билялетдинов объяснял множество деталей, например, как нужно разворачиваться к шайбе и много чего ещё. Его советы мне очень помогли в Северной Америке.

 

«Я ДУМАЛ, ЧТО В АМЕРИКЕ КАКОЙ-ТО ДРУГОЙ МИР»

 Вам приходилось играть в хоккей в стране, которая только что развалилась на мелкие части и была на пороге ещё большего краха. Что было самым сложным в тот период?

– Когда я начинал в воскресенском «Химике», очень радовался, что попал в команду. Помню, как 31 августа ко мне подошел тренер и сказал, что 1 сентября в 11 часов надо прийти на тренировку с командой мастеров. Я ответил, что мне нужно в школу. Он предложил выбрать, что для меня важнее. На следующее утро я думал о том, куда пойти – в школу или на тренировку. Помню, что сначала собрался в школу, потом передумал и поехал на тренировку. Буквально две недели я тренировался с командой. Уроки были пропущены. Позже я просто перевелся в вечернюю школу. Даже, наверное, не понимал в то время, что происходило. Я, мальчишка, тренировался с взрослыми и опытными игроками. Это было где-то в 1996 году. Потом я влился в эту жизнь. Попал в юниорскую сборную, молодежную сборную. Позже попал в «Динамо», и всё закрутилось. Не могу припомнить ничего плохо, что происходило в ту пору в том же Воскресенске.

 У вас не было времени на улицу?

– В тот момент было много тренировок. С утра до вечера. Поэтому свободного времени было мало. Особенно когда ты молодой – надо тренироваться ещё больше.

 Никто не обращался к вам, молодому пацану, с предложением «Давай ты нам будешь часть денег от зарплаты отдавать, будешь спокойно жить»?

– Я слышал такие истории, но это, судя по всему, было до меня.

 В каждой команде есть мастера, которые помогают молодым. Кто для вас был таким наставником?

– Когда играл в «Химике», то меня поставили в пару с Владимиром Толоконниковым. Мы играли в первой паре, и он мне помогал в игровом плане. Поэтому мне было с ним легко.Потом я перешёл в «Динамо» и Зинэтула Хайдярович собрал пятерку, с которой мы играли вместе и в сборной, и в «Динамо». Было легко играть и там, и там, потому что были постоянно вместе. Когда я уехал в Монреаль, там уже были российские игроки, который помогали и в бытовом плане, и в игровом, что-то объясняли.

 Кто больше всех помогал?

– Олег Петров, например. Дайнюс Зубрус, Сергей Жолток. В этом плане мне повезло, что в команде были российские игроки и прошло всё именно так гладко.

 Москва-2000 и Монреаль-2000. Насколько это был разный мир?

– Я думал, что там какой-то другой мир, но ничего там сверхъестественного нет. Даже больше скажу – если взять Москву, я считаю это один из лучших городов мира. Каждый человек адаптируется к тем условиям, которые есть. Большую часть времени я проводил в Монреале. Первые 3-4 года приезжал на все лето в Москву и Воскресенск – там спокойнее. В Москве бешеный ритм жизни. Но я бы не сказал, что в Монреале есть что-то сверхъестественное, чем можно удивить. Нам давали свободное время, когда мы принадлежали сами себе. Что хочешь – то и делаешь. На базе не закрывали.

«В МОНРЕАЛЕ НУЖНО БЫТЬ ГОТОВЫМ К ДАВЛЕНИЮ ПРЕССЫ»

Марков в сезоне 2003/04
Фото: Charles Laberge
/ gettyimages.com

 

 Насколько хоккеисту тяжело жить в Монреале? Болельщики везде узнавали?

– Монреаль – хоккейный город. Куда ты не пойдешь – везде узнают. Особенно сейчас, когда активно появились социальные сети, интернет – всё развито. Рестораны, магазины – к тебе подойдут сфотографироваться, попросят расписаться. Но я бы не сказал, что болельщики прыгали на меня или ещё что-то. Только не очень приятно, когда тебя снимают со спины.

 Такое количество внимания не утомляет?

– Знаете, нужно получать от этого удовольствие, потому что в один прекрасный момент всего этого не будет.

 Насколько сильное давление в Канаде со стороны прессы?

– Это есть. Опять же много примеров, когда игроки переходили в «Монреаль» и у них не получалось. Все уже знают про прессу в Монреале. Когда игрок туда едет, он должен быть готов морально к этому. Если ты не готов, тебе будет тяжело. Весь сезон провести на одном уровне невозможно, бывают не только взлёты, но и спады, в такие моменты, конечно, нужно терпеть.

 Вот вы с таким огромным опытом, но всё равно на Кубке мира у вас случился конфликт с хоккейный журналистом Алексеем Шевченко. Он в свойственной ему манере пошутил, а вы не смогли сдержаться, почему так вышло?

– Я помню этот момент, но не хочу его обсуждать. Отношусь к этому нормально, это работа прессы.

 Вам теперь придется теперь постоянно контактировать с Шевченко.

– Я же не обязан этого делать... Я нормально отношусь к прессе. Понимаю, что есть негатив, есть позитив и про всё это нужно журналистам писать.

 Какую оценку вы сами себе поставите за выступление на сентябрьском Кубке мира?

– Для меня турнир вышел неудачным. Почему? Не знаю. Бывает такое, что сегодня получилось, а завтра не получится.

 Насколько сильно Канада поменялась за 16 лет, что вы были там?

– Все страны меняются. Если взять Монреаль, то налог остался прежний, а дороги стали хуже.

 А Россия? Страна движется в правильном направлении?

– Надеюсь, Россия меняется в лучшую сторону. Я не думаю, что во главе страны стоят люди, которые желают жителям плохого.

2016-й год. 
Полуфинал Кубка мира 
Россия – Канада
Фото: Bruce Bennett 
/ gettyimages.com

 

«...ЕСЛИ ОНИ ОБСУЖДАЛИ АМЕРИКУ, ТО ГОВОРИЛИ ПРО ТРАМПА И ПУТИНА»

 Канада выбрала довольно жесткую позицию по отношению к России и политике Владимира Путина. Это сказывалось на вас в последние годы?

– Я стараюсь за политикой особо не следить. Я знаю, что в том же Монреале есть русское комьюнити, где очень много выходцев из той же Украины. Они переехали много лет назад, сейчас смотрят на всю эту ситуацию и не понимают, как так может быть.

 К вам отношение не поменялось?

– Нет, как общался, так и общаюсь. Какого-то презрения и проблем не было.

 Заметен ли конфликт Запада с Россией в канадской прессе?

– Это нужно читать газеты. Я их не читаю. Когда с утра заезжаешь на заправку и идёшь оплачивать, там лежит стопка разных газет. А вчера, например, прошла игра. Смотришь на первую страницу. Там фотографии с хоккейного матча. Если всё это читать, во всё это вникать, принимать всё близко к сердцу – это может разрушить любого человека. А хоккея в газете в Монреале, как вы понимаете, очень много.

 Обсуждают ли Путина в монреальских газетах?

– Летом я провёл время во Флориде. В спортивном зале висели телевизоры и там показывали политические новости. Что меня удивило, если они обсуждали Америку, то говорили про Трампа и Путина. А в Монреале у меня дома было русское телевидение. Дети смотрели мультфильмы, я смотрел какие-то сериалы, фильмы.

 Возможно в Квебеке прожить без знания французского языка, как у вас, кстати, с ним?

– С французским – никак. В Монреале можно прожить и без него. Но если ты будешь его знать, то это будет только плюсом.

 Когда вы были наиболее близки к тому, чтобы уйти из «Монреаля»?

– Перед прошлым контрактом, который был рассчитан на три года, я думал, что меня поменяют. Потому что у нас были переговоры до дня обменов. И мы никак не могли прийти к соглашению. Даже генеральный менеджер спросил о пункте в контракте, где были прописаны 15 команд, куда меня нельзя менять. И перед вот этим днем генеральный менеджер попросил внести ещё одну команду, которая не была в списке.

Возможно, это был ход с его стороны, мол, если ты сейчас не подпишешь, то мы тебя поменяем. Я как-то не обратил на это внимание. Потому что, если тебя хотят поменять, то в любом случае сделают это или просто передадут как-то иначе. В тот момент я сказал: «Хорошо, если хотите, то я внесу эту команду». В итоге меня не поменяли, и я снова подписал контракт.

 
Фото: Minas Panagiotakis 
/ gettyimages.com

 

 Тот контракт неоднозначно восприняли болельщики. Помните, какие разговоры ходили в Канаде?

– Я нормально отношусь к этому. СМИ, порою не зная ситуации на 100 процентов, начинают гадать. Те начинают писать, эти начинают писать... Я считаю это нормально, опять же работа прессы.

 Давайте чтобы никто другой не гадал: почему не смогли договориться с «Монреалем» в этот раз?

– Как такового разговора с «Монреалем» не получилось. Мне прислали контракт сказали: «Ты либо подписываешь, либо не подписываешь». То, что прислали, меня не устроило.

 А что больше всего вас не устроило, сумма или срок?

– С их стороны о сроке не было даже и речи. Я хотел контракт на 2 года, но они говорили только про один год и мы не пришли к соглашению.

 А почему один год только предлагали? Думали, что вы не справитесь?

– А я не знаю. Это опять же надо спрашивать у руководства. Я не обижен ни на кого. Я взрослый человек и понимаю, что это бизнес и у них есть какой-то план, своё видение клуба в будущем. У меня, как игрока, есть свой план и свои цели. Тут нечего обижаться друг на друга. «Монреаль» всегда относился ко мне хорошо.

 В 2010 году вы получили канадский паспорт. Почему так поздно?

– Потому что это занимает время. Сначала я не задумывался об этом. Потом мне предложили – вся процедура заняло достаточно большой срок. Лет пять вроде.

 После карьеры планируете остаться в России?

– Я еще не планирую заканчивать. А по поводу будущего решать не одному мне. У меня есть семья: мы сядем и решим, где будет лучше для детей. 

Досье «БИЗНЕС Online»
Андрей МАРКОВ
Дата рождения: 20 декабря 1978 года
Место рождения: Воскресенск
Карьера игрока: Химик (Воскресенск) – 1995 - 1998; Динамо (Москва) – 1998 - 2000; Квебек (НХЛ) – 2000/01; «Монреаль» (НХЛ) – 2001 - 2004, 2002 - 2012; Динамо (Москва) – 2004/05; «Витязь» (Подольск) – 2012/13; «Монреаль» (Канада) – 2013 - 2017.
Достижения: чемпион России (2000, 2005), чемпион мира (2008), бронзовый призёр чемпионата мира (2005, 2007), серебряный призер молодежного чемпионата мира (1998), бронзовый призер молодежного чемпионата мира (1997).
Личные награды: обладатель «Золотой клюшки» (2000), обладатель «Золотого шлема» (2000, 2005), участник Матча звёзд НХЛ (2008, 2009), лучший защитник чемпионата мира (2007).

Станислав, вернувшийся играть в Россию после 9 лет в системе североамериканского хоккея, оказался довольно позитивным парнем с большим чувством любви к Родине. Наш корреспондент пообщался с новичком «барсов» и узнал, почему хоккей в КХЛ интереснее заокеанского, чем Москва лучше Нью-Йорка, как его удивили буровые скважины нефтяного края и почему все-таки «Ак Барс», а не «Динамо». Об этом и многом другом — в эксклюзивном интервью «Реального времени».

 

«После победы наших на МЧМ, можно было гордо зайти в раздевалку и сказать: «Мы чемпионы»

— Начнем с актуального. Тебя вызвали в сборную впервые с 2010 года. У нее интересная приставка «Олимпийская». Как сам считаешь, есть шансы поехать в Корею?

— О шансах пока сложно говорить. Там все ребята достойны вызова, очень много будет хороших игроков, молодых хоккеистов, у которых есть уже опыт игры за сборную, опыт игры в НХЛ. Так что все зависит только от меня, какой будет настрой и самоотдача.

— Ты едешь с еще одним казанским дарованием Владимиром Ткачевым. Уже успел с ним сдружиться? И вообще с кем из команды больше всего «затусил»?

— Да со всеми общаюсь. Прошло уже три с половиной недели, как я присоединился к «Ак Барсу». Коллектив оказался очень хороший, приняли тепло. Все очень весело у нас в команде.

— У тебя уже была возможность взять с молодежной сборной золото. Как считаешь, почему Брагин в итоге не вызвал тебя на МЧМ?

— Не знаю. Команда была очень сильная, они стали чемпионами и это уже само за себя говорит. (В 2011 году сборная Россия в финале обыграла Канаду 5:3, — прим. ред.). Я помню, меня и Влада Наместникова пригласили на просмотр, и мы вдвоем не прошли в заявку. Никаких обид не было. Команда была сильная, собранная, итог — первое место. Посмотрел финал, был очень рад за ребят, гордился. Была повод на следующий день прийти в раздевалку у себя в команде и сказать: «Мы чемпионы». Ну а в следующем году у меня была травма, из-за этого не смог сыграть.

«Между Нью-Йорком и Москвой выберу Москву»

— В США ты довольно часто пересекался с Александром Овечкиным. Как считаешь, реально он может покинуть НХЛ ради возможности сыграть на Олимпиаде?

— Не знаю. Там свои правила, свои наказания могут назначить, так что говорить за него я не вправе.

— Александр известный патриот, активно поддерживает российскую власть. А ты о себе что скажешь?

— Я стараюсь не особо вдаваться в политику. Мало слежу, мало знаю. Но всегда любил и всегда буду любить нашу страну Россию. Всегда готов надевать майку сборной. Если будут вызывать, это для меня честь.

— За девять лет жизни в США неужели не «американизировался»?

— Нет, я бы не сказал. Все равно — русская жена, общаемся с русскими друзьями. Да, есть и американские друзья, но это по жизни приходится иметь друзей и тут, и там. А так, как и был, по крови я русский. Всегда с нетерпением ждал окончания сезона, чтобы быстрее приехать в Россию, пообщаться, встретиться с родителями и увидеть всех друзей.

— Видел твою дебютную шайбу в НХЛ за «Вашингтон Кэпиталз» самому Хенрику Лунквисту в легендарном «Мэдисон Сквер Гарден». Что ты почувствовал в тот момент?

— Честно, уже не помню. Наверное, радость. Жалко, что ту игру мы проиграли, было бы здорово, если бы мы еще тогда увезли из Нью-Йорка победу. Но, конечно, та шайба останется в памяти надолго.

Фото instagram.com

— Вообще, у тебя к Нью-Йорку особое отношение? Судя по твоим социальным сетям, ты там с семьей Рождество отмечал.

— Город все-таки считается неофициальной столицей, мегаполисом, много красивых мест. Так что родители приехали под конец года, и мы с женой решили показать им этот город. Когда еще будет такая возможность? Тем более под Рождество там все украшено красиво. Особенно Центральный парк, где мы и сделали те фото.

— Москва или Нью-Йорк?

— Москва.

— Почему?

— Вырос там, все свое, родное.

«Уехать в Штаты в 16 лет было правильным выбором»

— Ты выбрал не самый простой путь, переехав в Штаты в 16 лет. Что тобой двигало?

— Я просто посчитал на тот момент, что это пошло бы на пользу моей карьере. И я знаю, что это был правильный выбор. Да, было тяжело в 16 лет, когда ты не знаешь языка, вдали от родителей и друзей живешь, толком тебе никто помочь не может, сам по себе.

— В прошлом сезоне в АХЛ к февралю-марту ты набрал хорошую форму, стал набирать очки, даже хет-трик оформил. Почему не остался?

— Это все-таки было наше, семейное решение. Наконец-то появился шанс поиграть в России, мы это приняли единогласно. А что касается моей игры, то, может быть, было тяжеловато перейти с НХЛовского уровня в АХЛ. Там немного другое понимание хоккея, другой уровень. Но как только вкатился, получилось забить несколько шайб, подправить статистику по очкам, получил уверенность, взаимодействие с партнерами — и все стало получаться.

— Ты веришь в проклятие «Вашингтона»? Почему каждый год команда «сливается» во втором раунде плей-офф?

— Не знаю. Честно, не знаю. Я не думаю, что есть какое-то проклятие, просто «Питтсбург» был реально хорош. Очень сильные, но не намного лучше. Просто где-то тактически не получилось, где-то не повезло. Разговаривал с ребятами, все верили, знали, что должны обыгрывать «Питтсбург» в этом году, но что-то не получилось. Надеюсь, у них все будет хорошо в следующем сезоне. Буду болеть за них.

Фото gazeta.ru

— «Всем канадцам и американцам лишь бы по воротам бросать» — твоя фраза. С тех пор ты не изменил своему видению игры? Все так же лучше отдашь передачу на пустые ворота, или стал больше бросать?

— Это по ситуации. В Европе площадка больше. Тут больше пространства, больше времени. Если будет возможность отдать пас, и он пройдет на сто процентов, то конечно я отдам пас. Если нет, то зачем рисковать и бежать потом в защиту? Лучше бросить и пойти на ворота.

— В КХЛ, по-твоему, эти принципы работают? Не придется перестраиваться? Все-таки за океаном больше любят индивидуально поиграть, а здесь на первом плане игра в пас и комбинационная игра.

— Скорости здесь такие же высокие, уровень такой же высокий. Но площадка больше, у тебя есть опять же больше пространства, можно больше комбинировать и получается меньше возни у бортов. То есть ты должен больше использовать свои навыки, свое катание. Игра реально намного интереснее. Быстрота и хорошие руки, конечно, понадобятся, но здесь больше надо искать пространство. Если ты его найдешь, тут игроки высокого уровня, и они тебе обязательно отдадут хороший пас.

— В России бытует мнение, что все, что ниже НХЛ, не заслуживает внимания. Что можешь сказать об АХЛ и юниорских лигах Северной Америки?

— В АХЛ очень много молодых перспективных игроков, которые каждый день работают. Там, если ты выходишь на лед, ты понимаешь, что легко не будет. Против тебя постоянно будут применять силовые приемы, потому что там все люди работают и стремятся заслужить вызов в НХЛ. Там нет проходных матчей, как многие думают, уровень там хороший.

— Если сравнивать с КХЛ?

—Тут меньше силовой борьбы, потому что опять же тут большие площадки. А уровень, я бы сказал, здесь повыше, чем в АХЛ. Больше опытных игроков, многие играют за сборные. Там же в основном молодые игроки. Я знаю, в АХЛ есть какой-то лимит для ветеранов. То есть в основном это лига развития.

«Долго не думали, знали, что Казань красивый хоккейный город»

— Когда ты только приехал в Америку, ты запомнился скоростью, техникой и забавной прической.

(смеется) Да, в юниорской лиге у всех были такие «штучки-прибамбучки» в те годы, на плей-офф. Кто-то красит волосы, все смешные стрижки делали. Можно сказать, мы для командного фото так старались.

— В Херши очень любят местную команду. А в Казани ты уже почувствовал «культ» «Ак Барса»?

— Честно, да. С первого дня почувствовал. Мне так кажется, тут люди живут спортом, все любят хоккей. Да и футбол и баскетбол, я знаю, у вас есть. Было очень приятно, когда мы в Альметьевске увидели, сколько наших фанатов приехало нас поддержать. И на первом товарищеском матче было очень много людей. Тем более в пятницу, когда, я знаю, люди уезжают за город, но все равно они пришли и поддержали. Это очень здорово.

— Какие вообще впечатления остались от Альметьевска?

— Городок маленький, а арена очень хорошая. Вообще, день получился очень веселым. Нас завезли на буровую скважину, показали там все. Никогда такой возможности раньше не было.

— Как ты вообще обживаешься в Казани? Развлечений тут, должно быть, побольше, чем в пенсильванской глубинке?

— (смеется) Я думаю да, все-таки побольше. Но времени оценить город пока не было. Сейчас тренировки одна за другой идут, живу на базе. Толком выходного даже не было. Так что катаемся, пару ресторанов удалось посмотреть. Я думаю, со временем парни еще покажут все.

— А до переезда в Казань каким выглядел ваш семейный досуг?

— В основном дома, мы люди домашние. Любим в кино сходить, по магазинам погулять, с друзьями пообщаться, ничего особенного.

— Почему оказался не в родном «Динамо», а в «Ак Барсе»?

— Я долго не думал на эту тему, где я окажусь. Мы смотрели по командам, кто больше заинтересуется. Было предложение из Казани, и мы долго не раздумывали. Знали, что это красивый хороший город, хоккей тут любят, команда с большими традициями, всегда стремится быть в лидерах, и самое главное — борьба за кубок.

— Все сватали тебя в «Динамо», но договориться с ними не удалось. В московском клубе ситуация настолько плачевная, или, как писали в прессе, у тебя были слишком высокие запросы?

— Не знаю. Мы с агентом решали-решали, толком от «Динамо» ничего не было, поступило предложение из Казани, и мы сразу же согласились.

«В Казани есть жизнь»

— Жена-то довольна итоговым выбором команды и города?

— Я думаю, да. Но как только приедет, надо будет спросить у нее.

— Любопытная история, ты с 16 лет жил в Штатах, а жену все равно русскую отыскал. Как так? Почему не американка?

— А это еще моя первая любовь со школы. В классе седьмом мы с ней познакомились, так что давно друг друга знаем. На расстоянии постоянно общались, а как только она окончила университет, переехала ко мне.

— Но ты явно привык к американскому укладу жизни: улыбчивые люди, «goodmorning» от незнакомцев. По возвращении не было мыслей — «что здесь происходит, почему все такие угрюмые»?

— Да нет. Даже когда мы приняли решение вернуться, некоторые друзья говорили — как же ты будешь там перестраиваться? Но это родная страна, все свое, родное. Перестраиваться особо не пришлось.

— Главное отличие Пенсильвании от Казани?

— Тут есть жизнь (смеется). Там все-таки небольшой городок. А тут крупный город, тут весело.

«Слышал, что противостояние Казани и Уфы — это битва. Здорово!»

— «Ак Барс» известен не самой атакующей игрой. Ты уже понял, что от команды и от тебя персонально хочет Зинэтула Хайдярович?

— Да, у него очень строгая тактика. Самое главное — защита, не пропустить. А свои моменты мы создадим и должны их реализовывать.

— О «зеленом дерби» что-нибудь слышал?

— Противостояние Казань — Уфа? Конечно, слышал, что всегда у вас битвы происходят. Ребята рассказывают, что это всегда война. И в плей-офф какие-то рекорды там били по трансляциям, и по счетам тоже. Кажется, за 2 или 0,2 секунды выигрывали? Здорово!

— За океаном у тебя были похожие противостояния?

— Против Питтсбурга, Нью-Йорка и Филадельфии. Там сразу же накал, болельщики, полный стадион, цены на билеты сразу вырастают.

— У нас есть свой «Питтсбург» — питерский СКА. Как считаешь, возможно их подвинуть?

— Да, конечно, шансы есть. Все зависит от нас, от нашего настроя, подготовки, и я считаю, что у нас команда очень сильная, сбалансированная во всех линиях — защита, нападение, вратари. Очень опытные тренеры. Главное, чтобы травмы обошли стороной.

— Напоследок что-нибудь болельщикам скажешь?

— Очень рад оказаться здесь, надеть майку с гербом Татарстана. И надеюсь, мы вас порадуем в этом году. Нам нужна ваша поддержка, и каждый день, каждую игру мы будем вас радовать.

Эрик Добролюбов, фото ak-bars.ruS/72270-INTERVYU-S-NOVICHKOM-AK-BARSA-STANISLAVOM-GALIEVYM