Андрей Свечников: «Я уезжаю к брату, «Ак Барс» на меня не обижен»

Интервью

 

16-летний Андрей Свечников в перспективе может стать одной из главных звёзд российского хоккея. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о подготовке молодежи в «Ак Барсе» и о том, почему предпочел игре в МХЛ поездку в США, назвал своим кумиром брата и отметил, что по манере игры похож на Евгения Малкина.

СВЕЧА «АК БАРСА»

Андрей Свечников уже сейчас признаётся лучшим юниором российского хоккея, в школе «Ак Барса» его называют новым Александром Овечкиным из-за маcштаба будущей звезды, хотя сам нападающий сравнивает себя с другим российским хоккеистом. Два года назад систему казанского клуба покинул Евгений Свечников, старший брат Андрея, который успел провести в главной команде лишь три матча, зато после одного сезона в Канаде был затрафтован «Детройтом» в первом раунде. Теперь по тому же пути пошёл и младший из династии Свечниковых. В семье понимают, что МХЛ – совсем не тот уровень, в котором талант сможет продуктивно развиваться, а место в основной команде ему точно не дадут, и даже не из-за личных предпочтений главного тренера «Ак Барса» Зинэтулы Билялетдинова, а просто потому, что так не принято, и сам хоккеист может не потянуть столь высокий уровень.

Впервые об уходе второго Свечникова стало известно в начале мая – клуб юниорской хоккейной лиги США (USHL) «Маскегон Ламберджэкс» объявил о подписании контракта с форвардом, однако официально эта информация никак не подтверждалась. Сам Свечников,который в этом сезоне успел выступить на юношеских олимпийских играх и на чемпионате мира среди юниоров, а в первенстве России смог набрать 41 очко в 10 играх, лишь на финале первенства России в Уфе заявил, что может покинуть Казань. И тем самым пойти против идеи всё того же Билялетдинова, который заявил, что уезжать в Северную Америку нужно готовым игроком, как это сделал Артемий Панарин. В интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» лучший нападающий школы «Ак Барса» рассказал о реакции клуба на его решение, восприятии своей славы и отношениях с родным братом.

«ХОЧУ БЫТЬ БЛИЖЕ К БРАТУ»

– Андрей, вы определились со своим будущим?

– Да, определился, уезжаю в США.

 

– В чём причина?

– В моей ситуации было бы глупо не ехать, раз есть предложение. У меня там брат рядом, осталось два года до драфта. Только плюсы.

– Команда – «Маскегон Ламберджэкс» из USHL?

– Да, мне по возрасту ещё нельзя играть в молодёжных лигах Канады, а Маскегон находится в Мичигане, брат будет в 45 минутах от города.

Андрей Свечников
Фото: Instagram

– Клуб уже две недели как объявил о переходе, почему вы молчали?

– Да, я подписал с ними тендер, из-за которого они лишаются права выбора в первом раунде драфта. Молчал, потому что тогда ещё не ходил лично к руководству «Ак Барса», вот недавно всё решилось.

– Отпустили без проблем?

– Да, всё хорошо, договорились.

– Никаких обид не было? Возьмут обратно в случае чего?

– Нет, конечно, никто не обижался. Мне кажется, возьмут, сказали, что всегда ждут.

– Ещё в феврале вы говорили, что американские лиги вас не интересуют и все мысли о России. Когда появился вариант с «Ламберджекс»?

– Тогда ещё не знал, что поеду, что передумаю. Первая возможность появилась примерно месяц назад, всё довольно быстро произошло. Позвонил агент, спросил, поеду ли я в Америку этим летом, я согласился. Тем более, город рядом с братом.

– И как вообще команда «Дровосеки»?

– Я смотрел, в этом году они вылетели в первом раунде плей-офф. Не так уж много о них слышал. Но я знаю тренера, с генеральным менеджером уже разговаривал, меня всё устроило. Главное, что брат рядом.

– Евгений ещё не пугал вас историями об Америке?

– Пока ничего такого не рассказывал. Говорил только про хоккей, что надо готовиться, летом начинать заниматься. В конце июля мы с ним вместе поедем на сборы, будем заниматься.

– А про страну, про Мичиган?

– Да меня это мало волнует, честно говоря, мне кажется, там будут все условия.

– Планируете пробыть там до самого драфта?

– Пока точно неизвестно, но скорее всего, да. Как раз два сезона осталось, попробую свои силы там.

«НА ЮЧМ ВОДИЛИ НА ДОПИНГ-КОНТРОЛЬ. НИЧЕГО НЕ НАШЛИ»

 

Cвечкников получает приз лучшему игроку матча на ЮЧМ
Фото: официальный сайт ФХР

– В этом году вы неожиданно для себя поехали на ЮЧМ, Перед сезоном не было опасения, что заберут в Новогорск в эту закрытую сборную?

– Я об этом даже не думал, потому что там был 98-й и 99-й год рождения, а за два года мне бы было очень сложно играть.

– Зато в следующем году могли бы забрать.

– Это да, но если бы только я остался.

– Новогорск не стал ещё одной причиной для отъезда?

– Нет, конечно.

– Что вообще парни из той сборной говорят о базе и команде?

– Особо ничего не рассказывали, но я там сам пожил четыре дня. Всё есть для хоккея, шикарные условия, проживание, тренировки – всё расписано.

– Как узнали, что вас вызвали на ЮЧМ?

– Мне позвонили за день, я тогда был дома, отдыхал, сказали: «Ты завтра улетаешь». Вот и всё. Всю команду выдернули, так уж получилось, я особо к турниру и не готовился.

– С допингом на турнире жёстко было?

– Нам не рассказывали, что проиходит в этом плане, но меня лично водили на допинг-контроль. Ничего не нашли.

– Проверяли жёстко?

– Конечно – сборная России.

– Говорят, этот мельдоний до запрета принимали вообще все.

– Да, нам даже врач прописывал до нового правила, мы все его пили, но у нас ничего не нашли. А эффекта никакого нет, это просто таблетка для сердца, я даже не знал, что она может быть допингом.

«САМЫЙ ПРИНЦИПИАЛЬНЫЙ СОПЕРНИК «АК БАРСА» – «ЛАДА»

– Вас с братом можно считать казанскими воспитанниками?

– Брат родился в Южно-Сахалинске, я – в Барнауле, шесть лет отыграл там, потом мы на год переехали в Балашиху, а уже потом – в Казань. Так что уже шесть лет мы здесь.

– Брат постарше, но вас-то можно считать местным? Вы не обидетесь, если мы будем писать «казанский воспитанник выбран первым номером драфта»?

– Да нет, конечно, не обижусь, дай бог, чтобы так было (улыбается). Я даже не знаю, чьим меня считать. Я себя считаю казанцем, хоккейную школу заканчивал здесь, получается, что формально – воспитанник «Ак Барса». А первый тренер в Барнауле был.

 
 

– Кто считается самым принципиальным соперником «Ак Барса» по юношеским турнирам?

– Наверное, «Лада». У них там сейчас подъём в развитии хоккея, в Тольятти построили интернат, туда много кто едет на просмотр. И в таблице мы рядом идём, они по каждому возрасту где-то в тройке.

– Радель Фазлеев рассказывал, что с «Нефтяником» всегда были «зарубы».

– Альметка тоже хорошая, да, они по нашему 2000-му году вторыми идут. У нас тоже с ними «зарубы» всегда, но и «Лада» сложная.

– Кто из игроков в Тольятти выделяется?

– Раньше был Саня Хаванов, но он сейчас у нас, мы в одной тройке играем (улыбается). Сейчас выделяется Семён Кизимов, в прошлом году его подключали к нам на финал первенства России – «Ак Барс» тогда имел право усилиться пятёркой из других клубов.

«Я НЕ ИНДИВИДУАЛИСТ, ИГРАЮ ЗА СЧЁТ ТРОЙКИ»

– На чём делают упор при подготовке хоккеистов в «Ак Барсе»?

– Всегда учат катанию, раньше вообще каждую неделю была тренировка только на технику катания. Тактика тоже есть.

– То есть учат этому плавному закатыванию к борту, из-за которого подбор шайбы часто за соперником?

– К шайбе всегда надо подъезжать с виража, как мне кажется. Но кроме этого и технике владения клюшкой учат тоже, много всего.

– Как в «Ак Барсе» относятся к индивидуалистам?

– Мне кажется, в команде таких мало.

– Да ладно?

– Нет, мне кажется, я всегда играю за счёт тройки (улыбается). Просто когда есть возможность, я брошу, забью – хорошо. Увижу партнёра – отдам, я порадуюсь его шайбе. Мне кажется, нормально ко мне относятся, ничего особого ведь я не делаю.

– То есть не запрещают бежать вперёд?

– Так нападающему и надо бежать вперёд, если он забьёт гол, все будут рады.

 Мы всё время пытаемся выяснить, учат ли в школе и молодёжке тому, что делают в главной команде «Ак Барса».

– Ну, я там не был, поэтому говорить о ней не могу.

– В России вы себя совсем не видите? В КХЛ часто дают шансы молодым, МХЛ получше уровнем стала.

– Вижу, но просто на самом деле глупо было бы на моём месте отказываться от поездки в США. Мне хочется быть поближе к брату, чаще с ним видеться.

– А здесь родители.

– Они могут со мной поехать. Пока неизвестно, но может получиться так, что родители уедут в брату, я-то всё равно буду в принимающей семье жить.

– Как вы относитесь к МХЛ?

– Это сильная лига, правда. Сейчас придут парни 2000-го года, для них это будет особенный опыт.

«НЕ СЧИТАЮ, ЧТО УЕЗЖАЮ РАНО»

 

Свечников в финале первенства России
Фото: официальный сайт «Салавата Юлаева»

– Отъезд в Америку в 16 лет – это риск. Вы не боитесь, что там не получится?

– Согласен, что риск, но я не боюсь вообще ничего. Буду усиленно тренироваться, главное – работать больше всех, в любой лиге проявлять себя не только на льду. Основная задача сейчас – это драфт.

– Но это не слишком рано? Российские тренеры приводят пример Панарина, который поиграл здесь, добился и уже готовым уехал.

– Не считаю, что рано. В моём возрасте уехал Ваня Проворов, он сейчас седьмой номер драфта, по-моему, это очень высоко. Год-два и будет играть в НХЛ, а тогда так же уезжал сначала в USHL, потом в CHL, и вот теперь в первом раунде задрафтован.

– Как у вас с английским?

– Если честно, вообще никак. Пытался учить, в том году нанимал репетитора, но не получилось, как-то было лень. Брат тоже не знал, когда поехал играть, а потом за два месяца там уже выучил. Мне кажется, ничего тяжёлого не будет.

– В Мичигане вы вряд ли уже будете сильно выделяться на фоне остальных игроков. В какой команде вам комфортнее играть – где все технари и звёзды или где вы один такой?

– Комфортнее там, где один такой.

– Потому что приятнее?

– И приятнее, и удобнее. С другой стороны, хорошая конкуренция – это здорово. Я понимаю, что в США придётся бороться за место, но что ж поделать, надо стараться.

– В России уже замечали, что против вас по-особому играют?

– Возможно. Иногда соперники даже пятёрки меняли спрециально под нашу, чтобы в силовую играть против нас.

– Это льстит, наверное.

– Бывает (улыбается).

«БРАТ – МОЙ ГЛАВНЫЙ КУМИР»

– Хоккеисты часто говорят, что у них нет кумиров, но всё равно есть кто-то, чья манера игры близка. Кого вы назовёте?

– Самый главный мой кумир – брат. А ещё слежу за игрой Малкина, он очень хорош, и мне кажется, именно по манере мы близки. Бросок хороший, катание.

Евгений и Андрей Свечниковы
Фото: Instagram

– Над чем вы работаете больше всего? Есть элемент, который обязательно тренируете?

– Я после каждой тренировки остаюсь на буллиты, это полезно, когда выходишь во время матча один в ноль. Да и послематчевые тоже важны.

– Есть фирменный финт?

– Мне кажется, нет. Когда как получается. Могу обыграть, а если вижу пространство – бросаю.

«ГОЛОВА НЕ ЗАКРУЖИТСЯ, У МЕНЯ ЕСТЬ КОНТРОЛЬ»

– Кто из вас с братом лучше в 16 лет? Он явно габаритами был поменьше в этом возрасте.

– Нет-нет, он всегда выше был, и сейчас тоже три сантиметра разница. Я так не смотрю на самом деле, мы всегда равны друг для друга.

– Неужели соперничества между братьями нет?

– Нет. Ну, мы играли друг против друга, иногда даже дрались, бывало. Но мы же братья, поэтому поддержка прежде всего.

– Голову не кружит ещё от успехов? Вас уже называют главной молодой звездой России.

– Нет, не кружит. И не закружит, не боюсь такого варианта, я всё понимаю и многое слышал о таком. Родители и брат рассказывали, как нужно себя вести, так что у меня всегда есть контроль. В случае чего, по голове дадут (улыбаются).

– А как популярность воспринимается? Вот интервью у вас не первый раз просят дать.

– Это очень приятно на самом деле. Я всегда стараюсь откликаться на такие просьбы, понимаю, что в хоккейном мире это важно. Каждый игрок даёт интервью, так и должно быть. Конечно, пока непривычно это всё, но что поделать.