Главные новости

Grid List

Спортивный адвокат, специализирующийся на делах о нарушении антидопинговых правил, доцент высшей школы экономики Александр Чеботарев прокомментировал ситуацию вокруг Даниса Зарипова.

– Случай с допингом в хоккее, бесспорно, неприятен, но не нов, к сожалению. Что тут скажешь? Ситуация неприятная для игрока. Судя по сообщению в прессе, у Даниса обнаружены препараты из запрещенного списка ВАДА по двум группам: маскирующие агенты (запрещены всегда) и стимуляторы (запрещены в соревновательный период).

– Возможно ли случайное попадание данных препаратов в организм спортсмена или, например, в результате его лечения?

– Все дело в том, что антидопинговые правила полностью возлагают вину на спортсмена за то, что попадает внутрь его организма, даже, если препараты назначаются его врачом. Что касается лечения, то, как правило, в таком случае запрашивается разрешение на терапевтическое использование таких субстанций, чего, как я понимаю, нет. При этом перед отбором пробы спортсмену предлагается в протоколе указать, какие лекарственные препараты он применял для поддержания своего здоровья не менее чем за неделю до тестирования. Важно знать, что там указано.

– Есть ли шансы подать апелляцию на решение и возможна ли, какая-либо ошибка в этом случае?

– Это возможно лишь исследовав лабораторный пакет, который необходимо запросить из лаборатории, проводившей исследование. Да, еще я бы не рекомендовал игроку запрашивать вскрытие пробы «Б». Уверен, она также даст положительный результат, но тогда оспорить решение ИИХФ будет практически нереально. Возможно попытаться доказать незначительную вину или халатность, что достаточно сложно, – цитирует юриста Allhockey.ru.

17-летний нападающий Александр Хованов подписал новый контракт с «Ак Барсом» на три года.

Ранее форвард был выбран на драфте Канадской хоккейной лиги (CHL) под общим вторым номером командой «Монктон».

«Рад быть в своей родной команде ещё три года. Впереди много работы», – написал Хованов в «Инстаграм».

Ранее Хованов подписывал предварительный контракт с «Монктоном», но казанский клуб решил сохранить в системе перспективного игрока.

В прошедшем сезоне хоккеист выступал в МХЛ за «Ирбис», набрав 22 (8+14) очка в 29 матчах в регулярном чемпионате. В 8 матчах плей-офф Хованов набрал 2 (1+1) очка.

«Для понимания - мочегонный препарат не является допингом, и он сам по себе не запрещен»,  говорит Данис Зарипов, которого сегодня ИИХФ и ВАДА официально дисквалифицировали на 2 года на основании подозрений, что он мог принимать запрещенные препараты. «БИЗНЕС Online» удалось поговорить с хоккеистом, который, по его словам, пребывает в шоке и указывает на то, что для применения допинга у него не было мотива – в феврале, когда брались пробы, команда и так шла на первом месте в Восточной конференции регулярного чемпионата КХЛ.

 

«НИКАКОГО ДОПИНГА В МОЕМ ОРГАНИЗМЕ НЕ НАШЛИ»

– Данис, как давно вам стало известно о том, что проба дала положительный результат?

– Сейчас мне звонил Геннадий Иванович Величкин (генеральный менеджер магнитогорского «Металлурга», – ред.), «Магнитка» совместно с «Ак Барсом» будет подавать апелляцию на решение. Сложилась такая ситуация: в феврале после игры с ЦСКА я сдал допинг-тест. Во время плей-офф к нам в клуб приходит бумага в которой написано, что в моем организме было найдено два препарата. Это псевдоэфедрин, который выявился в допустимой норме и который не запрещён. Второй препарат – мочегонный, который может попасть в организм через любые пищевые добавки и даже обычную еду. Мы не знаем, что сейчас добавляют производители в нашу пищу. Одним словом, этот препарат легко может попасть в организм любого человека. Откуда он попал ко мне – я не знаю. Я не могу утверждать, чьих рук это было дело. Может я сам, может доктор. Не хочу никого обвинять.

Для понимания, мочегонный препарат не является допингом, и он сам по себе не запрещен. Но с другой стороны, он имеет побочный эффект – он может скрывать запрещенные препараты. На этом фоне, комиссия, как я понимаю, пришла к выводу, что я мог что-то там употреблять...

Повторю, бумага пришла в клуб во время игр плей-офф. Тут же мы связались с ИИХФ. Федерация ничего серьезного нам не сказала. Ни о какой дисквалификации речи не шло. Они сказали: «Все, не переживайте. Играйте. Занимайтесь спортом. Всё будет нормально».

Мы выдохнули и работали дальше. До вчерашнего дня ИИХФ не давала сигнала о том, что может что-то серьезное быть. Поводов для переживания не было. Иначе ни «Ак Барс», ни «Металлург» не вели бы со мной переговоров. Все были обеспокоены этой ситуацией. Тот же «Металлург» очень хотел меня подписать.

«Я НАХОЖУСЬ В ШОКЕ»

– Не было такого, что «Магнитка» знала о возможной дисквалификации и поэтому не предложила новый контракт?

– Нет, такого не было. Все были уверены, что ничего серьезного не последует. Мы начали работу. Подписал контракт с «Ак Барсом». Вчера вечером мы узнаем о решении заседания, якобы этот препарат, который не является допингом и стимулятором, находился в организме с той целью, что скрывал наличие другого. Какой препарат мог скрываться – они не знают, как и я сам не знаю. Больше ничего не нашли, чтобы докопаться. На этом фоне они приняли решение о дисквалификации на два года. Больше мне сказать нечего, я не владею другой информацией. Но вы же понимаете, что допинг в феврале мне было применять, как минимум, странно. Мы к этому моменту уже были на первом месте в своей конференции и готовились к плей-офф.

На сегодняшний день, это новая ситуация для нашего хоккея. Я нахожусь в небольшом шоке. Думаю о том, как исправить эту ситуацию. Буду делать всё для того, чтобы разобраться в ней и как-то изменить все в лучшую сторону. Хотелось бы продолжить карьеру в родном для себя клубе, в «Ак Барсе».

Если последует дисквалификация сроком больше, чем полгода, то я... Давайте не будем говорить ничего о дисквалификации, потому что это может сыграть роль в наших дальнейших действиях. Поймите меня правильно.

– Но у вас есть вариант с НХЛ?

– Да, вариант с НХЛ остается всегда, но пока об этом разговоров не было. Есть ещё лига ветеранов дивизион «35+».

– Контракт с «Ак Барсом» еще в силе?

– Он не успел вступить в силу, потому что полноценный медосмотр завершился только вчера. Здоровье? Все в порядке. Провели медосмотр для полной уверенности и поставили на этом точку. Но тут вылезла новая проблема. Может кто-то не хочет, чтобы я играл...

Из-за сложившейся ситуации, мне очень неудобно перед командой, прежде всего. Перед болельщиками, руководством клуба и республики, которое рассчитывало на меня, на мой опыт. Понимаю, что такая ситуация, что я подвожу людей, но шанс на положительное разрешение ещё остаётся и мы будем за него цепляться.

Я готов поклясться, что никогда сознательно не применял запрещённых препаратов для повышения спортивных результатов.

 

Президент ИИХФ Рене Фазель прокомментировал ситуацию с дисквалификацией форварда «Ак Барса» Даниса Зарипова на два года за употребление допинга. 

«В хоккее у нас немного дел, связанных с допингом, последнее такое громкое случилось с Никласом Бекстрёмом на Олимпиаде в Сочи, когда его отстранили от финала. Это очень неприятные новости, но таковы правила, которым мы должны следовать. Иногда удивляюсь, что такие игроки могут быть невнимательными. 

Мы приглашали его на заседание дисциплинарного комитета, но он не приехал. Возможно, проблема возникла из-за того, что он переходил из одной команды в другую. Если его сторона запросит у нас какую-нибудь помощь, то мы окажем поддержку. Ему будет трудно, но нужно идти в CAS и подавать апелляцию на это решение. 

Зимой мы уже знали об этой ситуации, но расследование шло, и мы не хотели лишать его возможности играть, тем самым испортив плей-офф в КХЛ. Это было бы нечестно. Посмотрим, чем эта ситуация завершится, ещё ничего не закончено», — сказал Фазель.

Источник: «Чемпионат»

Нападающий казанского «Ак Барса» Данис Зарипов отстранен от участия в соревнованиях до 22 мая 2019 года, сообщает агентство «Р-Спорт» со ссылкой на пресс-службу КХЛ.

Допинг-контроль в чемпионате КХЛ сезона-2016/2017 проводился совместно с Международной федерацией хоккея (IIHF) и WADA. В допинг-пробе Зарипова обнаружены препараты, относящиеся к классам S6.b – Стимуляторы и S5 – Диуретики и маскирующие агенты.

Напомним, что 36-летний Зарипов является четырехкратным обладателем Кубка Гагарина и трехкратным чемпионом мира. Этим летом хоккеист подписал двухлетний контракт с «Ак Барсом».

Также допинг обнаружен у Андрея Конева из «Адмирала» и Дерека Смита из «Медчешчака». Дисциплинарный комитет Международной федерации хоккея рассмотрел дела игроков 21 июля 2017 года и после изучения всех материалов принял решение об отстранении от участия в соревнованиях Зарипова до 22 мая 2019 года, Конева – до 19 ноября 2017-го, Смита – до 2 сентября 2018-го.

Фото: Владимир Беззубов, photo.khl.ru

Вице-президент магнитогорского «Металлурга» Геннадий Величкин прокомментировал ситуацию с отстранением экс-форварда команды Даниса Зарипова на два года из-за употребления допинга. 

«Это всё случилось перед плей-офф. Нам пришло сообщение от ИИХФ через ВАДА, что у него обнаружен в допустимых нормах псевдоэфедрин. Этот препарат позволяет лучше дышать, но якобы ещё нашли мочегонное средство в минимальном количестве. Мы ждали решения несколько дней, после чего нам сказали, что это не является страшным нарушением, и разрешили Данису играть. 

Об этом знали все: мы, лига, ФХР, ИИХФ. Мы боролись за него, создали группу, собрали все документы. Он 20 лет играет в хоккей, и всё время у него брали пробы. Мы думали и были готовы подписать контракт, но к нам обратился «Ак Барс», мы вели трёхсторонние переговоры. «Ак Барс» знал про эту ситуацию, это доказывает, что все мы понимали, что ничего страшного в этом нет. Ждали предупреждения, но получилась жёсткая дисквалификация», — сказал Величкин «Чемпионату».

Источник: «Чемпионат»

 

Главное за день

Grid List

Александр Брит, отыграв свой первый сезон в Кургане за «Зауралье», нынешним летом продлил контракт с клубом еще на два полноценных сезона. При этом к 23 годам в жизни защитника случилось многое – переезд из Хабаровска в Москву, первая шайба в ВХЛ, которая не была засчитана, дебют в КХЛ на глазах у родителей. Об этом и не только Александр рассказал в интервью.

- Предсезонка уже стартовала, а это значит, что можно подвести итоги отпуска. Как он для вас сложился?

- Отпуск провел в Москве, где заканчивал учебу, поэтому выбраться куда-то не получилось. В подготовительном лагере пробыл две недели. Собственно, ничем особо выдающимся отпуск не запомнился, но и скучно не было. Москва, конечно, большой город и даже несмотря на то, что я уже достаточно давно живу там, всегда нахожу в этом городе какие-то новые места для себя.

- Коротким отпуск не показался?

- Отдыхать – не работать, как говорится. Да, это все здорово, но по хоккею я соскучиться успел. Морально отдохнул, эмоциональный фон положительный и я готов работать на все 100 процентов.

- Чего ожидаете от предсезонки?

- Того же самого, что и от каждой предсезонки: набрать форму, подтянуть свое функциональное состояние максимально насколько это возможно, показать, чему научился в лагере, и постараться закрепиться в первых двух звеньях, чтобы получить больше игрового времени.

- Как вы оказались в хоккее?

- О, это интересная история! У меня отец очень любил хоккей, и еще до моего рождения судьба моя была предрешена. Когда мне исполнилось пять лет, отец отдал меня в секцию и все завертелось. После первых тренировок я выходил со льда с горящими глазами и спрашивал отца: «У меня получается?». И тогда я видел, что у отца глаза не меньше горели, и он отвечал: «Да, сынок, все получается». Практически сразу я втянулся, искренне полюбил этот вид спорта.

170717_01.jpg 

- Свою первую хоккейную экипировку помните?

- Если не ошибаюсь, то первая клюшка у меня была Efsi, деревянная, белого цвета. Я не знаю, где отец ее достал, но это точно было не в Хабаровске, потому что в то время в этом регионе были очень большие проблемы с формой. Помню, нас собрали летом и я начинал тренироваться с ребятами на год старше, потому что набора в команду 1994 года еще не было, и нас сначала ставили на ролики. Их тоже в Хабаровске практически не было, ролики приходилось заказывать в Китае. Форму тоже у кого-то одалживали. Вроде родился не в такое уж суровое время, но все равно было сложно. Шлем был красный фирмы Cooper, кажется и его тоже у кого-то из знакомых взяли. Наколенники и налокотники вообще были от роликов! Забавно вспоминать это все.

- В 2007 году вы играли в финале Первенства России. С кем-то отношения из той команды поддерживаете?

- Конечно. Но, к сожалению, практически никто не играет на профессиональном уровне с той команды. Вот кто смог уехать в свое время с моего года, те продолжают играть – это я, Александр Ремов, Александр Коннов, Егор Петухов и Никита Меренков. Тогда, к слову, я играл в одной паре с Виктором Подзиреем и до сих пор он является моим лучшим другом. Он тоже переехал в Москву, но в более старшем возрасте и мы живем теперь даже по соседству.

- А что заставило в юном возрасте покинуть Хабаровск?

- Как раз после Всероссийского финала в 2007 году меня пригласили в один из московских хоккейных лагерей поработать над мастерством. Мы с отцом решили съездить. Там было много тренеров «Спартака», «Крыльев Советов» и других столичных команд. В ходе лагеря к отцу подошел тренер «Крыльев» Алексей Васильевич Ткачук и предложил попробовать свои силы в Москве. Отец поначалу всерьез это предложение не воспринял, лагерь вскоре закончился, и мы вернулись в Хабаровск. Я об этом разговоре поначалу ничего не знал, а дальше началось все самое интересное. Я поехал отдыхать с одноклассниками в обычный лагерь и тут звонок от отца: «Саша, собирайся, мы завтра улетаем в Москву». Я подумал, что это какая-то шутка, не поверил, на что услышал: «Завтра приеду и все объясню». Реально отец на следующий день приехал, все рассказал. Мы приехали домой, собрали все вещи и в этот же день улетели в Москву. Как оказалось, когда мы уже были в Хабаровске, отцу позвонил тренер «Крыльев Советов» 1994 года рождения и спросил: «Где вы? Мы же через неделю на сборы уезжаем и вас в заявку уже внесли». В итоге, так мы перебрались в столицу.

- Страха не было переезжать через всю страну?

- Все произошло настолько быстро, что я толком ничего не понял. И тут сразу вспоминается другая история, которая случилась ранее. Когда мне было 10 лет, мы с «Амуром» ездили на турнир в Москву, посмотрели на все это, а по возвращении домой я родителям заявил: «Не знаю как вы, а я буду жить в Москве». Они только посмеялись, а через три года мы переехали. Мама до сих пор вспоминает эту историю с улыбкой. На самом деле большое спасибо родителям: они бросили все, что было в Хабаровске, и переехали за мной практически в новую жизнь.

- Насколько часто удается приезжать в родной город?

- Редко бываю в Хабаровске, и я очень соскучился по городу. С удовольствием хотел бы там побывать, но пока не получается. В последний раз я там оказывался, когда мне было 17 лет, и тогда я ездил на просмотр в «Амурские Тигры». Прошел там всю предсезонку, но не подошел тренерам и уехал.

- В детстве был любимый хоккеист?

- Их даже было несколько. Был в Хабаровске такой защитник Сергей Исаков и у него был щелчок просто невообразимой силы. Я смотрел за защитником Михаилом Переясловым, он тоже долго играл в Хабаровске. Не сказать, что это мои кумиры, но я следил за ними пристально. А когда стал постарше, наблюдал за игрой Виталия Шулакова, он тогда еще был молодым и перспективным хоккеистом «Амура». Он реально классно играл. Самое интересное, когда я попал в «Нефтехимик», он там как раз был, и мы даже с ним в одной паре тренировались какое-то время. Очень приятные эмоции были – в детстве я за ним с трибуны следил, а теперь мы оказались в одной паре.

- В КХЛ вы провели пока что всего один матч. Чем он запомнился?

- Это было начало сезона 2014/2015. Я прошел предсезонку с «Нефтехимиком» и потом меня отправили в Саратов, но в «Кристалле» пробыл буквально две недели, может чуть меньше. Я вернулся в Нижнекамск и думал, что меня спустят в «молодежку», но меня оставили в первой команде. В этот же день была первая игра сезона с «Ак Барсом» и после нее мы сразу уехали на выезд. Играем уже в Москве против «Динамо» и меня ставят в состав! Это очень запоминающееся событие, потому что на эту игру пришли мои родители и столько счастья в глазах отца я ни разу не видел. Даже билетики с того матча сохранились, дома на стене висят. Правда, мы тогда 0:4 проиграли, но это все равно было нечто.

- Несколько лет вы играли в Татарстане. Татарский выучить успели?

- Мне нравится учить языки. Я хорошо владею английским, пытался учить французский и немецкий, так как они хорошо поддаются обучению, просто ими надо почаще заниматься. Приехал в Татарстан, думал, что это такая возможность выучить татарский язык, но за три года я ничего не выучил. Меня местные ребята, которые были в команде, пытались учить, но не вышло. Очень сложный язык. Только помню, что, когда нам давали суп, я говорил: «Икэ кукэй». Это значит два яйца. Мол, положите два яйца в бульон, – смеется Александр.

- В прошлом сезоне команда добралась до серебряных медалей. Это чудо, стечение обстоятельств или плод огромного труда?

- Я бы не сказал, что это чудесное стечение обстоятельств. Да, конечно, какой-то внешний фактор сыграл свою роль – удача, везение. Без этого, в принципе, тяжело и по жизни. Но далеко не все было в удаче. Может, у нас где-то были не такие техничные и мастеровитые игроки, как в «Рубине» или «Сарыарке», но у нас была духовитая команда. Именно внутренняя поддержка друг друга объединяла всех. Мы были одним кулаком. Я нигде не встречал такой коллектив, чтобы он был настолько сплочен. Никто даже выпасть не мог, так все были в одной обойме, все держали друг друга крепко. Эмоциональный фон был максимально рабочий, боевой. Каждый понимал ответственность перед партнером, он понимал, что рядом за него бьется такой же игрок, отрабатывает. Очень придавало сил, когда видел, как ребята ложатся под шайбу, ловят все на себя, бегут в атаку.

- А лично для себя сезоном довольны?

- Конечно. Серебряная медаль – это пока самое большое достижение на сегодняшний день в моей карьере.

- В прошлом сезоне вы поначалу не попадали в состав. Тяжело было с этим мириться?

- Да, переживал сильно, нервничал из-за этого. Опять же благодаря огромной поддержке ребят, включая тех, кто со мной не проходил в состав на тот момент, удалось это преодолеть. Они реально поддерживали, постоянно говорили: «Работай, Саня, не падай духом». Очень важную роль сыграла моя вторая половинка, которая хоть и на расстоянии, но поддерживала.

- И первый успех в «Зауралье» пришелся на матч с «Ижсталью», когда вы забросили первую шайбу в ВХЛ. Вспомните тот гол и эмоции после него?

- На самом деле это не первая моя шайба. Когда я играл в Клину свой первый сезон в ВХЛ, была ситуация в матче с «Соколом». Шли последние секунды встречи, и я остался на площадке. Мне дают шайбу на синюю линию, я сходу бросил, и шайба с сиреной залетела в ворота. После долгого видеопросмотра ее все-таки не засчитали и мы проиграли, но все длилось так долго, что я уже шайбу забрал, генеральный менеджер спустился и поздравил. А шайбу, которую забросил в ворота «Ижстали» – это такой рабочий момент. Да, было классно, здорово, я радовался, но, если бы это была истинно первая шайба, то эмоций было бы больше.

- После серебряного успеха в городе узнавать стали?

- Да, но и во время прошлого сезона узнавали. Были ситуации, когда сидел где-нибудь в кафе и просто подходили люди, желали удачи. Это очень приятно, дорогого стоит.

170717_03.jpg 

- В новом сезоне в ВХЛ будут играть сразу два китайских клуба. Как относитесь к таким переменам?

- Как к чему-то новому и необычному отношусь. Турнир становится международным и от этого более престижным. Читал, что могут в будущем заявиться команды из Азии, Европы. Появятся новые тактики, стратегии игры, подходы к тренировкам, с которыми мы столкнемся. Будет, однозначно, интересно.

- Какой матч в карьере стал самым запоминающимся?

- Наверное, дебютный матч в КХЛ с «Динамо», но есть еще одна игра, которая врезалась в память – это шестой матч четвертьфинала с «Сарыаркой». Хоть я не играл, но такие эмоции пережил на трибуне, что это просто не передать словами.

- Вам много пишут в социальных сетях? Отвлекает это или придает сил?

- Я не особо сижу в социальных сетях, но мне приятно, когда болельщики пишут. Даже летом, когда я еще не принял предложение «Зауралья», люди спрашивали, как будет дальше моя карьера развиваться. Большая благодарность всем, кто переживает за нас, это реально придает сил.

- Есть ли у вас персональные болельщики в других городах?

- Да, с Нижнекамска, Казани и даже Клина остались люди, которые продолжают следить за мной, переживают. Во время плей-офф они также писали слова поддержки.

- Чем занимаетесь в свободное от хоккея время?

- Занимаюсь саморазвитием. Читаю спортивную литературу, чтобы больше знать о себе, строении мышц, всего того, что происходит в организме. Стараюсь какие-то совершенно не связанные со спортом книги читать: про бизнес, финансы, различные тренды в мире экономики. Английский язык поддерживать пытаюсь, чуть-чуть пою, – снова засмеялся Александр. Провожу также много времени с любимой девушкой.

- На английском поете?

- Могу и на английском, но больше на русском пою, конечно. Душевнее получается, когда понимаешь смысл всех песен.

- Уже на раз мы коснулись темы вашей второй половинки, поэтому можете о ней подробнее рассказать?

- Ее зовут Настя. Познакомились мы с ней как раз в соцсетях по ходу одного из сезонов. Я приехал в отпуск, мы встретились – это было три года назад. Встреча прошла неудачно и мы практически не общались почти два года, а в начале прошлого сезона звезды сошлись так, что мы возобновили общение и все быстро завязалось. Она творческий человек, всегда смотрит на вещи с другой стороны и меня это привлекает. Даже в хоккее мне это помогает. Настя смотрит все мои игры в Интернете или вживую, если команда играет недалеко от Москвы. Вот в Кургане побывала во время плей-офф. И она всегда оценивает мою игру с другой точки зрения, для меня это очень важно.

- В карьере вы играли под двумя номерами – 32 и 5. С чем связан выбор этих номеров?

- Номер 32 был выбран очень просто. Я приехал в Клин в самом конце предсезонки и мне предложили на выбор насколько номеров, которые оставались в наличии. Я остановился на 32, потому что 3+2=5, а под пятым номером я играл в детстве. Да и Сергей Исаков, за которым я следил в свое время, и Виталий Шулаков играли в свое время под «пятеркой». В принципе, мне этот номер нравится.

- Заключительный вопрос. Опишите себя в трех словах.

- Я как-то никогда не задумывался о подобном… Скажу, что для меня жизненные приоритеты – это то, что человек должен быть честен перед собой и понимать, что, если он хочет чего-то достичь, то надо прилагать усилия. Когда совесть чиста, то живется проще, больше позитива становится в жизни. Мужчина должен быть не тряпкой, не латентным, не ленивым, а честным, храбрым в принятии решений, в том, что он берет ответственность на себя за свои действия. Это то, к чему я стремлюсь.

 

 

Пресс-служба ХК «Зауралье»

В обмен на денежную компенсацию из «Локомотива» в «Адмирал» переходит нападающий Роман Крикуненко. Об этом сообщается на официальном сайте КХЛ.

19-летний Крикуненко в 2016 году был признан самым ценным игроком Кубка мира среди молодёжных клубных команд. В прошлом сезоне сыграл 41 матч за ХК «Рязань» в ВХЛ, набрав 22 (7+15) очка.

Источник: Официальный сайт КХЛ

Швейцарский «Фрибур-Готтерон» официально объявил о заключении однолетнего контракта с вратарём Барри Брастом.

33-летний хоккеист заменит в составе хоккейного клуба голкипера Рето Берра, подписавшего контракт с «Анахайм Дакс». В прошедшем регулярном чемпионате КХЛ Браст выступал за «Слован» и принял участие в 42 матчах, одержав 23 победы, три из которых закончились шат-аутом. В среднем вратарь пропускал 2,41 шайбы за игру, отражая 91,8% бросков. Его контракт с братиславским клубом был рассчитан до конца сезона-2017/18.

Источник: «Чемпионат»

«Лацио», желающий приобрести нападающего «Рубина» Сердара Азмуна, достиг соглашения с иранским футболистом, а казанскому клубу предложил 15 млн евро за трансфер игрока, сообщает Sky Sport.

По информации источника, Азмун удовлетворён предложенными ему условиями, тогда как «Рубин» хочет получить за 22-летнего игрока на 5 млн евро больше. Интернет-издание предполагает, что клубы могут договориться о трансфере за 18 млн евро. Предыдущим клубом Азмуна был «Ростов», где в прошедшем чемпионате России он провел 27 матчей и забил семь голов.

В сфере интересов «Лацио» также находится бывший нападающий московского «Локомотива» Фелипе Кайседо, принадлежащий в настоящее время «Эспаньолу».